Не плачь, Маша, не плачь!


Как писал Саша Пушкин, которого сейчас почему-то называют Александром Сергеевичем:
Не плачь, Маша, я здесь!

Девушки тяжелой человеческой судьбы ходят по улицам, заходят в кафе и даже пьют черный тягучий кофе, они выходят на улицы, и я кормлю их из рук состраданием.

Потому что больше у меня для них ничего нет и потому что — только с горем я чувствую солидарность.

Ксенофонт «Воспоминания о Сократе» (М. Республика.2002) пытается постфактум оправдать Сократа после казни — к чему, ведь его все равно казнили?

А впечатление это производит тягостное, даже не из-за казни, как таковой, а из-за того, что человеку тогда, если он не был Сократом, было разобраться в жизни даже труднее чем сейчас, и даже Сократу приходилось гадать о многих вещах по внутренностям птиц…

Правду, разумеется, говорить легко и приятно, но кто же ее на самом деле то скажет? Никто не скажет просто потому что не знает правды, и никто не знает что удерживает лепестки на воде на месте не смотря на то, что речка продолжает течь.

Хотя против того, что от хороших людей можно научиться хорошему, а от плохих плохому никто спорить не станет, но только где хорошие и плохие и где мудрые? И хороши или плохи последние сегодня?

Девушек же временами жалко, вот Марья Кирилловна так и не дождалась своего счастья и для нее условности и правила существования куда серьезнее всех философских поисков, поскольку так и осталась она с нелюбимым — впрочем, как говорят у русских, может еще стерпится слюбится

А мне вот подарили не так давно шапочку для головы — вернее, от головы, поскольку шапочка специальная, белая, с двумя линиями-меридианами и у меня в ней не болит голова. Шапочка имеет, как мне объяснили, полюс, который защищает мою голову от воздействий неба и еще четыре орнаментальных рисунка-оберега по четырем сторонам. Мужчины носят такие шапочки полоской вперед, а женщины — вперед рисунком и все имеют много пользы от этого, потому что имеют защиту.

Я шапочку ношу, особенно когда беспокоюсь за свою голову, а люди на улицах смотрят на меня с интересом.

Я тоже с интересом смотрю сегодня на людей, хотя все больше вижу озабоченные лица, даже в выходные дни — люди так сосредоточенно спешат порой, что кажется, что они боятся опоздать в крематорий…

Много историй можно найти в книжке «Дао дэ Цзин. Книга пути и благодати» (М.ЭКСМО.2002), я там нашел повествование о том, что по законам прежних ванов при обработке полей не травили тьму существ, у зверей не отбирали молодняк, не спускали из озер воду для рыбной ловли, не поджигали лесов для охоты.

Пока соколы не начнут драться за добычу не расставляли силков для птиц и сетей в долинах, пока травы и деревья не начнут увядать не ходили с топором в леса и на горы…

Впрочем, все это было в прошлом уже ко времени написания Дао — к 4-5 веку до нашей эры, а вот недавно мне рассказывали про фильм об Африке с документальными съемками — стальной трос, натянутый между двумя мчащимися джипами, перерезающий все живое, что попадется, не так давно у нас схожим образом заготавливали саксаул…

Впечатление такое, что человек не хуже и не лучше — все такой же и все так же мало склонен следовать добру, хотя при случае, и может ненароком совершить доброе дело.

Марью Кирилловну же по-прежнему жаль.