Такой приход...


Есть у нас такое небезызвестное местечко «Сохо», где оттягивается наша «компрадорская буржуазия», с редкими вкраплениями художественной интеллигенции.

Как-то не выходило, чтобы я приходил туда еще трезвым, поэтому ничего определенного о нем сказать не могу, но кажется место достаточное лояльное к проявлению разного рода странностей.

Во всяком случае, друзья рассказывают, что когда я там стоя посреди зала смеялся и плевал на пол, ничего плохого со мной не случилось…

К чему все это? Есть к чему.

В «Сохо» у меня случилась приятная встреча с двумя моими одноклассниками — Олегом и Эриком. И они мне припомнили мои размышлизмы о пьянке — по книжкам Чарлза Буковски, и о вульгарных и искренних девочках рабочих окраин — пассаже, вызванном «Завтраком у Тиффани» Трумена Капоте, с его Холли Голайтли.

И мы стали думать о том, а что же у нас сегодня…

И я продолжил думать о том, что же у нас сегодня, в смысле литературы, и вот в nete наткнулся на сообщение о смерти Баяна Ширянова. И я понял, что отмахнуться от этого уже невозможно.

Умер человек, написавший «Низший пилотаж» — самую запрещаемую книгу последнего десятилетия, которую, тем не менее, можно найти в наших книжных магазинах. В сущности, это и не книга вовсе — это какое-то бытописательство, только в качестве быта выступает быт наркомана. Самый бесконечный процесс в книге — процесс варки «винта».

Не думаю, что это пособие для начинающих, поскольку процессы жизнедеятельности потребителя «винта» описаны слишком физиологично — не прикалывает совсем, а отталкивает сильно.

Сам автор считал свою книгу антинаркотической и обвинял государство в том, что оно ради наживы само подсаживает своих граждан на наркотики — табак и алкоголь.

И разницы, в общем, особенной нет. Разница только в том, что как говорится в «Масяне»: «за пиво не посодят»…

Выступать за легализацию легких наркотиков стало уже общим местом в российской творческой среде. Я не думаю, что это так уж бесспорно и безопасно.

Скорее нужно выступать за сознательный отказ, для желающих отказаться.

Причем если отказываться, то и от водки тоже, но только на добровольной основе. Вот умер Баян Ширянов, в миру — Кирилл Воробьев — талантливый человек, даже матом умудрявшийся писать так, что это становилось литературой.

Не он первый, не он последний, но он показал дно очень близко — практически до него дочерпал, и стал своего рода русским чемпионом отвратительного, поскольку в отличие от мифолога Сорокина очень близко придерживался правды жизни — правды своей жизни, которую и живописал…

А вообще, все-таки, складывается впечатление, что люди утомились умирать. Люди подсаживаются на новый наркотик — «чистяк». Ничего не принимают и не пьют. Оставляют себе ясный разум.

Связано это я думаю вот с чем: какой смысл помогать самому себе умирать, когда все больше желающих помочь тебе это сделать со стороны?

Жизнь приобретает ценность, что для нас, в принципе, в новинку.

Только не надо из этой тенденции делать движения — это свободный выбор каждого, в принципе. И запрещать ничего не нужно.

Все и так слишком на поверхности — хочешь умираешь, хочешь живешь…

(Баян Ширянов. «Низший пилотаж». М. Ad Marginem. 2002)