Технология Мечты


Тезисы казахстанского будущего

Разделение мира цинично и категорично. Его правила написаны в стилистике жестких командных игр. И за тысячелетия эти правила не стали ни проще, ни гуманнее. Усложнились, обособились многочисленными формальными уточнениями, но снисходительнее не стали.

Таковы требования, предъявленные непреклонной истории к любой нации. Предъявлены они и нам.

В нашем случае мы можем иметь в виду не только общие тенденции, но и специфические условия Казахстана. А главное из этих условий - мы живем в переходной стране. Современность наша висит между Казахской ССР и независимым Казахстаном. Независимым по существу, а не только по названию своему и заданию.

Неопределенность и непредсказуемость переходного периода имеет и положительные, и отрицательные черты. Она одновременно дает основания и для скепсиса, и для веры. Попробуем стать третьей стороной, взглянуть на себя непредвзято. Мысля при этом в условиях четких и однозначных триад... «Главное - второстепенное - все остальное». «Будущее - настоящее - прошлое». «Нация - государство - экономика».

Вот, для начала, позиции формата.

Где место нашей республики в мировом распределении труда? Насколько перспективны позиции, которые мы определяем, как выигрышные (и которые действительно на сегодня такими являются)?

К какой политической системе относится Казахстан и к какой стремится? Это государство, формирующее демократические институты, что начато революцией сверху? Или это авторитарная экономо-центричная страна по примеру дальневосточных «тигров»? Или это часть разнопланового мусульманского мира, вносящая в него элемент достойной неспешности и владеющее ноу-хау стабильности (экспортирующее эту стабильность)? Как видно, перспектив не так много - хотя в каждой открывается ветка собственных дальнейших вариантов. И каждый из них в случае своей реализации требует развития совершенно отдельных качеств человека, определяет нагрузку на разные групп мышц. И союзники в каждом отдельном случае разные. Быть «просто хорошим» - самый наивный выбор...

Что для нас есть «качество жизни»? Иными словами, насколько мы социальны или индивидуалистичны, на что тратит нация свои силы - на возведение общих проектов (азиатский вариант, условно говоря) или на неустанное выстраивание сословного отчуждения и создания все новых условий для личной автономности (европейский вариант)? Что нам важнее - качество здравоохранения в стране или ассортимент столичных бутиков? Вообще, что принципиальнее - среднестатистические экономические показатели или же показатели «пиковые»?

Вот вопросы, очерчивающие круг национальной идеологии. Также формирующие основы для политической культуры. У нас же разговор идет о чем угодно, только не об этом.

*          *          *

Стандарты демократии сегодня упоминают подозрительно часто и, разумеется, в большинстве случаев неискренне. Даже не с какого-то сознательного «зла», а просто по неведению.

Выбор в пользу демократии (следует сказать об этом честно) вторичен. Выбор начинается раньше, когда нация определяется в вопросе приоритетов - жить в цивилизации (пусть даже сложно) или жить в каменном веке (пусть даже легко).

Каменным веком мы будем называть стиль жизни и стиль предпочтений общества, незаинтересованного в высоком образовательном стандарте, в освоении и творческом развитии перспективных технологий. Причем самых различных - от технологий антропогенеза и корпоративного управления до технологий построения оптоволоконных  сетей.

К чему наивно считать, что все как один желают цивилизации? Желают только пользоваться ее благами, что совсем не одно и то же.

Иногда кажется, что подавляющее большинство не просто согласится на каменный век, дай ему решать, но и с облегчением вздохнет. Однако исторические дилеммы по преимуществу решаются деятельным меньшинством. Теми, кто оказался способен понять масштаб задач и одновременно взять на себя ответственность за их решение. Такие люди могут сочетать высоты патриотизма (это, напомним, не когда расхваливают свою страну, а когда отдают ей или за нее свою жизнь) с самым глубоким разочарованием в современниках. Типичный реформатор - Петр Великий, окруженный ярким и деятельным, но выразительно малочисленным меньшинством. До такой степени малочисленным на фоне всеобщей апатии, что можно было подумать - чего только этим людям надо? С чего так отчаянно толкать на прорыв свою страну, абсолютное большинство в которой не желало и знать о сути и глубине принесенных им Перемен?

А в чем состояли те перемены? В интенсивном освоении передовых технологий и заложении на их основе имперского проекта. В стремлении строить свой мир и быть среди первых, а не среди тех, кого даже не замечают.

В варианте «каменного века» неизбежно выстроится авторитаризм, что бы ни было заложено в чертежах. Для рытья каналов и таскания камней на пирамиды авторитаризмы просто оптимальнее, они специально для них и придуманы. Но логика процесса формируется и «снизу». Гражданское сознание тех, кто воспринимает работу как печальный и тяжкий долг - это сознание рабов. Они и пригодны только для решения типичных задач. Но свободы в их жизни не будет, оттого что ей неоткуда взяться: в них самих ее нет.

Если рабство - неизбежность «каменного века», то демократия автоматически предполагается в проекте передовых технологий. Они не могут быть воплощены рабами и требуют креативного участия. Здесь актуален сценарий работы как игры, а не как мрачного отбывания ненавистной поденщины. А игра предполагает интерес и постоянное самосовершенствование, невозможна без них.

Это разные стандарты человека. И возможности самих стандартов тоже разные. Стандарт высоких технологий выдвигает на первый план человека инициативного и свободомыслящего, автора оригинальных решений. Его свобода, прежде всего - избавление от стереотипов. Демократический стиль органично происходит именно отсюда, из свободного корпоративного стиля, где выше всего интересы дела и победы, где не работают бюрократические и сословные перегородки, упразднены за ненужностью иерархии и на каждой двери не написано «сиди и не высовывайся».

Где студент-стажер реально может за пять лет попасть в совет директоров, а не смотреть по телевизору мыльную оперу о свалившемся наследстве.

Разумеется, для наглядности здесь нивелированы некоторые проблемы, но искренне убежден - главное стилистическое отличие общества свободных от общества зависимых именно в этом. Демократия вообще слаба и безжизненна там, где она подарена властителем-романтиком, просто из добрых побуждений. Нет ничего хуже, чем рассчитывать на добрые чувства монархов - хотя те часто привносят благородства в историю. Но строить расчеты на них нельзя, потому что они - исключения. А правила заключаются в прямо противоположном.

Гражданское общество создает себя само и фундаментально оно только там, где предполагается ситуацией, а не просвещенностью суверенов. Там, где нужны смелые проекты, неожиданные идеи, смарт-сценарии, инновации, она сформируется неизбежно, как лучший метод решения проблем.

Демократическая корпорация выиграет там, где исключены стандартные решения. С другой стороны, организовать работы по забиванию свай эффективнее и дешевле выйдет у корпорации советского типа, феодальной по существу, где «всякий знает свое место».

(При этом сваи могут забивать машины, это у них получается еще несколько лучше).

У участника демократической корпорации никакого «своего места» нет, она ориентирует на движение. Он свободен в самом главном смысле - он может стать кем угодно. И для этого ему не нужно приспосабливаться, что еще важнее. Правила сюжета пишутся по его ходу. Наши предки, великие кочевники, были в классическом смысле слова такой демократической корпорацией.

*          *          *

Что можно сказать о сегодняшнем Казахстане? Демократический стиль для него является в значительной степени неизбежностью. Существующее изобилие политических и экономических группировок, центров силы, создает ситуацию, при которой никто из них неспособен, как бы ни хотел, на единоличное доминирование. Ни одна сторона нашей формальной или неформальной политики не способна выдвинуть человека, адекватного Отцу-основателю, президенту Назарбаеву. Все критически не дотягивают до него, в первую очередь как до стратега.

С другой стороны, их пат - явная предпосылка того, что никто из центров власти не должен, раз не может, выстраивать страну под себя. Что следующий политический формат будет не личностно, а качественно иным. Иначе наша разобщенность способна стать предпосылкой уничтожения страны, когда плохо будет всем.

Люди быстро привыкают к откровенному беспределу, но они никогда не научатся в нем комфортно жить. Задача исключения катастрофы должна стать первым проектом общей совместной работы над политическим решением. Политика должна получить смысл, адекватный своему имени. Нашу страну дискредитирует то, что «политикой» называют подковерные игры.

А должно быть не так. Политика - искусство возможного, технология компромисса, бизнес слова (в первую очередь - честного), область обязательств и гарантий.

Наши экономические управленцы способны стать профессиональным политическим классом, кругозор позволяет. Но политические управленцы не станут экономическими менеджерами мирового класса. Именно здесь и вопрос, и ответ, «что мы имеем и чего у нас нет».

Казахстан находится в ситуации, когда между темпами экономического роста и шагом политических преобразований - слишком большой зазор. Их несинхронность не идет на пользу стране, она способствует дезориентации общества. Нынешняя задача Казахстана - выбор стратегических ориентиров XXI века, не только в экономическом развитии, но и в политическом процессе.

Вопрос ценностей становится принципиальным для соотечественников, государство поставлено перед фактом идеологической недостаточности. Восполнять эти пробелы - совместная задача и власти, и институтов гражданского общества.

Думая об этом, мы с коллегами начинали проект Экспертного Центра Национальной Стратегии - творческой площадки самовыражения элиты.

Нацеливаясь на поиск творческих решений, придающих национальной идеологии казахов интенсивность, темп и специфику нового века. Наш центр - конструкторское бюро Казахстанской Идеи, мы стремимся определить те приоритеты, которые способны стать выигрышными для государства в ближайшем будущем и на дальнюю перспективу.

*          *          *

По моему убеждению, всякий политик должен отвечать требовательному профессиональному стандарту, как все те, чья непосредственная работа связана с жизнью людей - пилоты, врачи... Перекрыть путь в политику для случайных людей - задача самой нации, если она хочет быть здоровой. Это позволит перевести политический процесс из плоскости борьбы стратегии и тактики, дальновидных планов и мелкой житейской суеты, в плоскость результативного диалога и «сложения сил».

Политическая элита должна быть профессиональной. Значит, нам потребуется политическое образование. Элита должна быть ответственной - принадлежность к ней должна в больше мере обязывать, чем создавать преимущества. Достигая идеальных результатов, необходимо ориентироваться на идеальные примеры - примеры предков и мировую практику. Казахстанская демократия будет ни на что не похожей, но в то же время эталонной для региона. Для этого у нас есть все исторические основания.

Одновременно с уходом со сцены советского поколения управленцев и приходом в политику нового поколения менеджеров определяется и новый социальный тип, новые ценности, запросы и образцы для подражания. Это нормальные примеры эволюции страны, другой вопрос - придут во власть с тем, чтобы получать преимущества или придут такие преимущества создавать?

Многим больше по душе идеалистический тип лидеров, но на одном крыле далеко не улетишь. Как раз идеалисты и прагматики создают работоспособный симбиоз и коалиционный потенциал для качественного прорыва страны в собственное будущее. Дело уже не в личных вкусах - и те и другие элементарно необходимы, если представляют в своем симбиозе выверенное сочетание стратега и тактика.

Менять же одну элиту на другую просто ради факта самой смены - просто непростительная глупость.

Мы начинали с того, что каждый из типов управления в своем смысле успешен и функционален. Каждый из них имеет характерные сильные стороны и выдающиеся особенности. И каждый вдохновляется собственными примерами.

Стиль элиты развития - это качественное образование, глобальный гуманитарный уровень, отношение к экономике как к науке, детально разработанный культурный код, распределение власти по периметру гражданских институтов, жесткое противодействие национальной ограниченности или общинному экстремизму.

По другую сторону Казахстанского Прорыва - скучные управленцы, которым мечты безразличны, поскольку не видны. Рецидивисты худших типов советской элиты. Их стиль также закончен и узнаваем: торжествующая некомпетентность и нарочитая простонародность, демонстративное неуважение к общественному мнению, непонимание культурного кода и стиля мышления других наций, авторитаризм, доходящий до патологии, вера во всемогущество «связей», коррупция и местничество как принцип репродукции государственной системы.

Настоящее политическое противостояние в Казахстане заключается не в споре отдельных людей или партий, нас делит не «власть» и «оппозиция». Конфликт - между психологическими типами, образцами элиты завтрашнего дня, людьми инертными и людьми активными.

Его решение - общее дело тех, кто желает стране Лучшего будущего.

*          *          *

Хорошо, если ты умеешь решать системные задачи, но недостаток патриотизма сделает из тебя полуфабрикат эмигранта, а недостаток смелости позволит уметь, но не даст решать.

Хорошо, если ты любишь свою страну, но если ты ничего не способен ей дать и не готов действовать и рисковать - твоя любовь станет для нее обременительной.

Хорошо, если ты смел и готов действовать - но без знаний ты станешь простым политическим свистком, способным внушать людям веру в то, что сам не способен осуществить, потому что без знаний ты пуст.   Если политик сочетает знания, патриотизм и смелость - он почти идеален. И практически непобедим.


Автор Комментарий
Баглан (не проверено)
Аватар пользователя Баглан.

Так! Хорошо, если ты умеешь решать системные задачи, но недостаток патриотизма сделает из тебя полуфабрикат эмигранта, а недостаток смелости позволит уметь, но не даст решать.
Многим больше по душе идеалистический тип лидеров, но на одном крыле далеко не улетишь. Как раз идеалисты и прагматики создают работоспособный симбиоз и коалиционный потенциал для качественного прорыва страны в собственное будущее. Дело уже не в личных вкусах - и те и другие элементарно необходимы, если представляют в своем симбиозе выверенное сочетание стратега и тактика.

Спасибо за внимание