Поцелуй и секс — как семя и плод


6 июля отмечался Всемирный День поцелуев. Традиция пошла из Великобритании, где The Kiss Day — национальный праздник. У нас она пока не слишком прижилась, но, судя по импортному Дню Святого Валентина, приживется, и довольно быстро. Ибо в чем в чем, а в поцелуях все мы понимаем. И ни для кого из нас не секрет, что поцелуй — это ключик к любви.
«Певцом 14 февраля и 6 июля» называет себя 44-летний алматинский художник Сакен Бектияров.

— Поцелуй главнее секса, — говорит он.
— ?
— Так французы считают. А они в этом знают толк. Поцелуй и половой акт… Как бы так сказать, чтоб отец не стал ругать? В общем, секса не может быть без поцелуя.
— Случается же…
— Ну, это грубость. Поцелуй и секс — как семя и плод. Чтобы получить плод, нужно сначала посадить семечко, поливать его, удобрять — тогда, может быть, и вырастет.

Однажды я попал в алматинскую галерею на выставку под названием «Ню». Побродив среди неимоверного количества нарисованных голых женщин, я время от времени выходил на улицу покурить. И отряхнуться, как собака с дождя, от тех комплексов, которые художники — как существа по преимуществу слабые — воплотили на холсте в виде художественной мести своим спутницам: «Я — гений, а ты, коза, меня не понимаешь!»
В общем, чтобы называться «Ню», выставка предъявила слишком мало красивого женского тела. А того, от чего пахнет настоящим искусством, — почти ноль.
Слово «почти» сказано не зря. Там в ухоронке была стенка, где висели шесть небольших картин Сакена. Тут я понял идею галеристов: настоящий петух-ценитель всегда найдет в большой куче зёрна-золотинки.
Ню — та неизбежная тема, в которой обязан отметиться каждый живописец. Ну, отметился — и дальше пошел: в натюрморты, пейзажи, портреты, заморочки умственные. А то и на госзаказ. Кому как карта ляжет.
Пожалуй, Сакен — один из немногих казахстанских живописцев, кто конкретно «подсел» на одинокую героиню своих полотен — женщину безо всего.

— Ню — не самоцель, — продолжает художник . — Главное в моем творчестве — нежность, немного любовь и природа. Это, так сказать, мэйнстрим. Точнее, Гольфстрим — теплое течение.
— То есть ты работаешь на глобальное потепление чувств?
— Именно так.

На ню-картине — в зависимости от таланта художника — присутствует либо голая тетка, либо обнаженная натура, либо imagination . Imagination , или представление о женщине, — то поле, где один воин — Сакен Бектияров.

Подозреваю, что у тебя никогда не было натурщицы.
— А она мне и не нужна. У меня есть чувство нежности, я могу передать его зрителю — ощущение человека, который идет на свидание и несет цветы, — и вызвать ответное чувство. Причем графика передает его органичнее, чем движение кисти.

Неблагодарное дело — описывать женщин пера и кисти Бектиярова. Все равно что объяснять: воздухом надо — дышать, воду — пить, а деньги — тратить. На них же, на женщин. Не нарисованных.
И что единственное душевное заболевание, из-за которого тебя (может быть) не закроют в дурдом, — это любовь.