Я люблю эту девочку


Конечно, я люблю эту девочку.

Я люблю детку. Вы ничего не подумайте, я ее искренне люблю. Все ее любят, хотя многие — нет. А я — да. Я человек чуткий, вот почему.

Хотя, некоторые вещи трудно пережить.

Конечно, места, где так все чинно, благородно, это еще ничего.

И, в общем, в вопросе:

 — Разве что-нибудь плохое с тобой может приключиться там, где столько добрых, хорошо одетых людей и так мило пахнет серебром и крокодиловыми бумажниками? -

в общем, в этом вопросе нет ничего страшного, но временами детка пугает.

Потому что ей самой бывает страшно.

Я бы никогда не позволил себе сказать о ней ничего плохого — даже за кота ее можно простить. Тем более было бы глупо порицать ее за мужчин.

Но знаете, все это совсем не так, как в кино. То есть я хочу сказать, что детка была не совсем такой, как это потом вышло в фильме.

И вообще все было не так красиво, тем более что и время не особенно способствовало красоте.

Я с детства люблю искренних, вульгарных и нежных девочек рабочих окраин,

они были первыми, на кого я стал смотреть с ложным чувством детской сексуальной невостребованности — может быть потому, что я считал для себя других девочек недостижимыми, а возможно и потому, что сам я жил отнюдь не в Вестминстере, и до рабочих окраин мне было рукой подать, во всяком случае, некоторая вульгарность, в сочетании с искренностью, возбуждают меня до сих пор, хотя и оставляют ментальное впечатление дешевой карамели.

Детка не была такой, хотя первое время и напоминала то ли деревенскую, то ли сезонницу, не поймешь — это у нее прошло вместе с обучением французскому — в результате, ни от французского, ни от деревни, почти не осталось следа.

Что, в конце концов, делало ее столь привлекательной? Возможность не лгать сердцем, даже когда ты живешь среди крыс, как она говорила.

Смутно она мне напоминает девочек, которых вы тоже знаете. Особенных и редкостных наших бедовых девочек, которых как бы не заносило по склонности к широте и азарту, все равно вынесет, на какой-то безумной кривой — причем почти без потерь, почти…

Что, в конце концов, происходит сегодня? Можно ли еще читать книжку о ней, Холли Голайтли, или же вполне удовольствоваться фильмом, который мы смотрели по десять раз?

Я думаю да, книжку еще можно читать и она того стоит — и девочка, и книжка. И даже, в общем, в финале не так уж грустно — просто потому что можно получать еще дополнительное удовольствие от слога. И от времени, и от писателя, разумеется.

(Трумен Капоте. «Завтрак у Тиффани».М, Б.С.Г.-ПРЕСС, 2001)