Три пути и один выбор


Адиль ТойганбаевАдиль Тойганбаев, родился 12 октября 1966 года в Алматы. Его дед, известный журналист и общественный деятель Айткеш Тойганбаев, будучи вторым секретарем Южно-Казахстанского обкома в начале 50-х прошлого столетия, инициировал открытие в облцентре политехнического института. Чуть позже — полиграфического комбината в Алматы. Примечательный факт: в числе немногих от Казахстана Айткеш Тойганбаев был избран делегатом I съезда Союза журналистов СССР. Сам внук — Адиль — закончил МВТУ имени Баумана, продолжил образование в Лондоне. Кандидат экономических наук. Женат. Супруга — дочь президента Киргизии Аскара Акаева Бермет. Воспитывает дочь и сына.

Вокруг

Не случайно ли «топливные страны», от ресурсов которых зависит кровообращение технологического мира, не диктуют ему свою волю, а сами чаще всего оказываются в роли бесправной жертвы? Не случайно ли именно их наказывают за непослушание, оставляют на второй год?
Нет, не случайно. Скорее, жестко предопределенно.
Экспорт углеводородов предполагает ответно импорт стиля жизни и ценностей для подражания. Весь набор моделей поведения и идолов, без которых современный человек становится бессмысленным, как без самой разнесчастной мечты. Даже ценности для ненависти — и те «третий мир» импортирует на Западе, даже поводы для своих праздников и торжеств находит в американской новостной ленте.
Вставшие часы собственного времени компенсируются чужой насыщенной жизнью, а собственная… что она перед лицом катастроф Euronews или роковой интригой сериала?
Кому-то неравный товарообмен Топлива на Мечту доказывает несправедливость нынешнего мироустройства, кому-то — изощренную хитрость западного политического менеджмента. Но есть более важный итог.
Это итог спорного торжества материализма — он все же оказался неубедителен. Виртуальные ценности, умозрительные и невещественные «идеи» оказываются выигрышными на фоне сырья и металлов. Они даже ценнее денег. Ведь последние — только цена ценностей.
Никакая не материя правит миром, а самая что ни на есть нематериальная идея. Она бьет все козыри здравого смысла, провоцирует безрассудные поступки, в общем — направляет путь движения истории.


Даже ценности для ненависти «третий мир» импортирует на Западе, даже поводы для своих праздников и торжеств находит в американской новостной ленте.


Империя, откуда все мы родом, построена была на материалистическом фундаменте, на обещании земного общечеловеческого рая. И первые ее «поселенцы» (как и первые поселенцы абсолютно любой империи) — романтики, для которых жертвовать жизнью было не литературным преувеличением, а нормой. Сама жизнь первопроходцев СССР была полна жертв, но лишена пресыщенности и безмятежности. Кроме того, ее наполняли события, а не бесконечное топтание на одном месте.
Это потом советская Идея утеряла очарование молодости и ее принципы рассыпались на пустозвучные клише и поводы для анекдотов. Она оказалась недолговечной и кончила жизнь полоумной старухой на американской гуманитарной каше, но это не значит, что она когда-то не была юной и роковой красавицей. Роковой — для многих лучших людей; не только в Советском Союзе, а во всем мире.
Ирония в том, что, отвергнув религию и невидимый мир, она сама себе отмерила срок обычной человеческой жизни…
Атеизм стал главной нормой советского новостроя. Уже дети тех первых романтиков видели в религии стародавнюю экзотику.

Мы теперь на распутье трех миров и все они определяются через свое отношение к религии. Если Запад демонстрирует победоносное превосходство невещественных идей, власть примеров и мечтаний, то добивается он этого постоянной ротацией идеалов. «Преданная верность» моде делает его обновленным — но новым ему никогда не быть. Подлинные ценности не подлежат пересмотру — зато они держат на поверхности в опасный час, не дают попасть в мышеловку паники и страха, ориентируют по курсу звезд в пустыне, откуда не предвидится близкого выхода. Никакие модные идеалы так не умеют. Для завораживающих фокусов пригодны, а так — нет.
Социалистический лагерь отказался от всякой религиозности и предпочел веру в человека, разум и справедливость. Все обернулось предсказуемой развязкой: бесчеловечным террором, господством люмпенской серости, которая за десятилетия выжила из власти все прочие оттенки цвета, беспрецедентной коррупцией, сословным апартеидом.
Восток («третий мир», не выбравший между Западом и Социализмом) сохранил свою религиозность почти неприкосновенной, не пошел ни за тенденциозной западной модой, ни за советским просвещением и материализмом.


Кому-то неравный товарообмен Топлива на Мечту доказывает несправедливость нынешнего мироустройства, кому-то — изощренную хитрость западного менеджмента. Но есть более важный итог.
Материализм оказался неубедителен.


Теперь нелепо делать вид, что ничего вокруг нет, кроме экономических программ, финансовых потоков и инвестиционных пакетов (и еще пустопорожних политических интриг — иногда). Крах марксистского учения, основанного на экономических раскладах, кажется, не научил нас главному — совсем не имущественная озабоченность вызывает движения человеческой души.
Начинается новый виток цивилизации, она снова ищет свет в религии, и все чаще — в нетрадиционной. Очень показателен ряд голливудских хитов: на место комедий и боевиков пришли картины, посвященные магической реальности. (В этом ряду — и наш «Ночной дозор»). Гарри Поттер прогнал своей метлой суперменов и героев-любовников; они теперь скучны, как всякий вчерашний день.
Человеческая природа в очередной раз увлекается новыми стремлениями, ищет новые ориентиры. Такова обратная, психологическая сторона всякой эпохи потрясений и переустройства мира. И наша эпоха — тоже не исключение.
Скорее даже наоборот. Наша эпоха — эпоха самых больших потрясений на памяти последних столетий.

Настоящим классиком, выходит, оказался не Карл Маркс, а Макс Вебер. Любая экономическая реальность — слепок религиозного мира, и другие резоны не объяснят так конкретно и доходчиво, отчего «протестанты сытно обедают, католики сладко спят», а границы зон экономических подъемов, упадков и депрессий не случайно совпадают с ареалами мировых религий.
Даже если в них уже перестали верить. Или просто делают вид, что перестали.


Религия остается единственной силой, меняющей поле истории. На осколках социалистического мира это заметно в первую очередь.


Еще двадцать лет назад религия казалась совсем забытой сказкой. Мир «холодной войны» казался безнадежным, а на самом деле он был стабильным. Об этом мы узнали только теперь. В том стабильном мире мало кто поверил бы, что историческая ось снова переместится на Ближний Восток, «смертники» станут элементом ландшафта мегаполиса, в центре Европы государства станут делиться по принципу вероисповедания, средневековые представления снова станут единственным объяснением происходящего… И при этом мы еще только входим в новую эпоху, описываем только самые первые взлетные круги.
Религия остается единственной силой, меняющей поле истории. На осколках социалистического мира это заметно в первую очередь. Противостояние патриархатов становится первостепенной темой в политической войне Ющенко и Януковича, в Москве при поддержке околокремлевского бизнеса стартует религиозный спутниковый канал, в последнем оплоте социализма — Северной Корее — лично руководитель Ким Чен Ир возглавляет строительство православного кафедрального собора и направляет своих граждан в российские семинарии.
Смерть Понтифика в этом году стала одним из центральных событий для всех нас, не только для католиков. Иоанн Павел II вернул католицизму те мировые амбиции и авторитет, которые сопровождали его в прошлом. И это всего за какие-то пятьдесят лет после язвительного (и справедливого в ту пору) высказывания Сталина:
- А кто он такой, этот Папа Римский? Сколько у него дивизий?..

Здесь, на территории бывшего социалистического лагеря, возникает перспективная возможность дня завтрашнего. Возможно ли совместить готовность к изменению и прогрессизм Запада с жизненной стойкостью и верностью традиции Востока, но исключив при этом цинизм первого и ортодоксальную ограниченность второго? Если раньше религии вызывали развитие цивилизаций, отчего сейчас они должны его сдерживать?
Новая эпоха, несомненно, будет религиозной; но она же будет и прогрессивной. Но для начала придется отличить подлинность настоящих традиций от сектантского беспредела, околорелигиозного экстремизма и прочих опасных заболеваний. Не всякому государству благополучно переболеть этим. Примеры — вокруг.

Речь идет об уникальном эксперименте, сочетающем Неспособность к измене — с Готовностью к изменениям. Он возможен именно здесь, где разрушены все прежние идеологии. Где между прошлым и будущим — непредсказуемая Территория надежды.

У нас

Для Казахстана религиозная тема — это прежде вопрос национальной безопасности. Находясь на историческом стыке цивилизаций, мы вошли в советскую эпоху и вышли из нее неподготовленными к чужой религиозной экспансии. А сегодня сталкиваемся именно с ней.
Рост интереса к исламу — состоявшаяся тенденция, но силами номинальных мусульманских структур соответствовать таким запросам невозможно. Понятно, что на это место претендуют иностранные проповедники и те, кто ими уже обработан. Официальный муфтият не то чтобы выглядит бледно, просто отсутствие подготовленных профессиональных кадров и информационных ресурсов приводит к тому, что заинтересованная молодежь получает информацию о религии от зарубежных эмиссаров и проповедников, ориентированных на радикальные арабские движения. А те говорят складно и напирают не на «общую как бы мораль », как пресное постсоветское духовенство (всех конфессий). Они напрямую обращаются к темам, волнующим современника. Это справедливость, социальный мир, криминальный беспредел, подлинные нравственные ценности и борьба за их непосредственное утверждение в жизни. Их вера не умозрительна и не теоретична, они предпочитают сразу переходить к практике. И такой подход не может не импонировать тем, кто хочет в ритме экспресс-самоучителя узнать все о религии ислама и верит в ее преобразовательную силу.
Но деятельные миссионеры представляют движения, которые возникли лишь в конце девятнадцатого века, а вовсе не в седьмом, и поучения их вдохновителей — всего лишь околорелигиозная публицистика. Эти люди в собственных странах объявили войну традиционному исламу, назвав его ридда, отступничество. И здесь, в Казахстане, они с единственной целью — объявить войну нашим национальным святыням и нашим духовным традициям.
На них работает безграмотная наивность тех, кто вырос в атеистической стране. Что на сегодня противопоставлено их сектантской сладкоречивости, убедительности, искреннему фанатизму, действительному состраданию и готовности помочь всем попавшим в сети?
В Казахстане нет ни мусульманского телевизионного канала, ни отдельных специализированных передач, ни полноценных учебных религиозных заведений, ни начального базового преподавания. Мы сами обрекаем нашу молодежь на общение с миссионерами.
Миссионерский ислам производит на разочаровавшихся в современном положении вещей крайне выгодное, бескомпромиссное впечатление. И только потом им объясняют, что предки нынешних казахов — ненастоящие мусульмане и их духовное наследие должно быть проклято. Мы не первая страна, где разворачивается экстремистская религиозная и политическая активность, но у нас она откровенно противопоставляет себя национальному духу и наследию предков.


Новая эпоха, несомненно, будет религиозной; но она же будет и прогрессивной. Придется отличить подлинность настоящих традиций от сектантского беспредела, околорелигиозного экстремизма и прочих опасных заболеваний. Раньше религии вызывали развитие цивилизаций — отчего сейчас они должны его сдерживать?


Необходимость противодействия сектантству — общая тема для всего постсоветского пространства. (Хотя сектантство опаснее экстремизма; тот всего лишь следствие). Это зараза, противодействовать которой — задача всей политической элиты.
Тема сектантства не ограничивается «фундаменталистами-ваххабитами». Славянские общины Казахстана подвергаются совершенно аналогичной сектантской обработке, за которой опять же неизменно стоят иностранные спонсоры и которая жестко формирует отказ от своей религии и нелояльное отношение к своей родине.
Сектант отличается от обычного гражданина тем, что органически не способен воспринимать своего собеседника, соседа, коллегу просто как другого человека: на всякого чужого он смотрит как на потенциальную жертву, подобно вампиру.

Несомненно, существует поле общего интереса защитников традиционного ислама и традиционного православия, и даже сторонников светского государства. Более того, этот вариант просто очевиден для будущего Казахстана. Не просто сердца Евразии, но и страны, воспроизводящей как ее проблемы, так и ее многообразие рас и наций.
Сектантам, будь они американские протестанты или арабские ваххабиты, ненавистна эта разнообразная сложность. В чем они схожи — им необходим унифицированный мир одинаковых людей и плата за входной билет — отказ от своих национальных традиций.
Противодействие сектантству и поддержка традиционных религий — не просто условие нашего выживания. И не просто государственная задача. В этой сфере государство мало что способно сделать без поддержки гражданского общества. Своевременно и положительно недавнее возникновение общественного движения, отстаивающего ценности традиционных религий и их нравственную правоту.

Государство обозначило перспективность темы традиционных религий для Казахстана и ту роль, которую мы способны сыграть в мировом диалоге религий. Мы можем экспортировать не только природные ресурсы, но и своевременные креативные решения. В отношениях трех традиционных для континента и Казахстана Ислама, Иудейства и Христианства, наиболее проблемное звено — иудейско-мусульманское. Но светские противоречия и национальные режимы находятся по одну сторону вопроса. Религиозная история — по другую. Тюрки никогда не конфликтовали с иудеями, в отличие от арабов. И миссия Казахстана, крупнейшей в мире тюркской державы — налаживание такого диалога, содействие реальному, а не только дипломатическому, мирному процессу в Палестине.
Важно, что усилия Астаны — в том числе организация Съезда мировых и традиционных религий — оценены со стороны лидеров религиозных общин, мировых СМИ и международного сообщества.

Гражданскому обществу предстоит сделать далеко идущие выводы из «сложения сил» наших традиционных конфессий, способствовать формированию единой программы духовного развития Казахстана. Работа в этом направлении — одна из задач Экспертного центра Национальной стратегии, который мы с моими единомышленниками создали в Алма-Ате.
Конфессиональное многообразие и диалог религий — предпосылки лидерских позиций страны. Это очевидный исторический вывод, это опыт цивилизаций.


Существует поле общего интереса защитников традиционного ислама и традиционного православия, и даже сторонников светского государства. Более того, этот вариант просто очевиден для будущего Казахстана. Не просто сердца Евразии, но и страны, воспроизводящей как ее проблемы, так и ее многообразие рас и наций.


Казахстану необходимо новое исповедание. Гражданская, патриотическая духовная идея, которая из Прошлого, которая — в Будущее. Это не отказ от светского общества, а модель естественной жизни в нем. Не предпочтение, оказанное той или иной конфессии — исповедание конфессии исключительно частное дело и государство не касается его. Наша духовная идея — договор людей разных вер, в том числе и тех, кто не определился с собственной верой, но признает приоритет Вечных ценностей. Тех, которые оберегают людей и целые народы от хаоса и распада, благословляют семьи и государства, дают нам надежду видеть в ближнем друга и брата, а не бездушного хищника.

Именно такая общенациональная духовная идея — пароль сегодняшнего Казахстана к завтрашнему миру.


Автор Комментарий
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

религия не должна вмешиваться в дела государства

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

нужно сохранять паритет между светской властью и религией

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

важно сохранить паритет между светской властью и религиозными институтами

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Наконец-то поднимается вопрос о том, что казахи не настоящие мусульмане. Кому дается право так утверждать? Кто это говорит? Сами себя они возомнили пророками или наместниками Аллаха?

 
Аватар пользователя Joltay.
Сообщений: 449
С нами c 2006-12-08

Религия - это инструмент для:

1. управления невежественной толпой;

2. решения политических вопросов;

3. решения экономических вопросов

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Статья очень актуальная. В России давно ставится вопрос о введении основ православия в школах. Почему не можем мы?

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Считаю, что статью надо распространить как можно в больших изданиях, т.к. нужно уберечь людей, от радикального ислама.

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Статья совоевременная и очень актуальная, почему она появилась только сейчас? Мы действительно теряем молодое поколение

 
Сулико (не проверено)
Аватар пользователя Сулико.

Не надо путать божий дар с яичнецей, это я при то, что не нало путать слухи и сплетни с жизненным кредо. Тебе интересней поряться в грязном белье (чей муж, кого выгнали), а не смысл статьи

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Настоящяя пурга!Много слов,ничего конкретного.Типичная писанина комсюка и все эти симпозиумы,да конференции по межнациолнальным и межконфесциальным проблемам создают Назарбаевы для того чтобы отвлечь народ и создать видимость что вот мы какие крутые,все мол воюуют а мы чуть ли не всех мирим.Работать надо,а не понты колотить.Я так понял тебя с Киргизии выгнали,так ты теперь здесь нашел себе место.

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Какая-то путаница у вас получается, говорите о том, что религия в основе развития, а потом вдруг духовная идея,новое вероисповедание, договор религий, нет ясности. Ясности не бывает когда сам не понимаешь чего хочешь.

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Для меня любое ответвление появившееся через тысячу лет после рождения пророка.

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Т.е вы, считаете, что протестантизм изначально был сектой? Дайте определение секты по-вашему, пожалуйста.

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Второму.
Т.е. когда вахабизм распространится на всем ближнем востоке он перестанет быть сектой?
Чушь порете мол. чел.

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Интересно спросить у автора, с какого перепугу он записал американских протестантов в сектанты? Весь христианских мир, кроме России и ешчо пару-тройку стран (где самой распространенной религией являются православие и католицизм) является протестантским...

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Адиль, а Вы лично сами в чем то покаялись перед Аллахом и приняли Ислам? Каковы Ваши намерения?