Матч-реванш


«Матч пойнт», последний экзерсис «самого европейского» из американских режиссеров, по-видимому, достоин занять почетное место в истории кино. «Молодец старик!» — в один голос восклицают восхищенные журналисты по обе стороны океана: «Матч пойнт» с успехом идет в Европе и номинируется на «Золотой глобус», премию американских кинокритиков. Восторгаются не только режиссерским мастерством знаменитого режиссера, но и актерской игрой — в первую очередь Скарлетт Йоханссон, восходящей звезды Голливуда (кстати сказать, она — единственная американка среди британских актеров, занятых в этом фильме). В общем, Вуди Аллен, честь ему и хвала, достойно встретил свое семидесятилетие — не как усталый патриарх и живой классик, достойный награды «за честь и достоинство», но как современный автор, способный задеть за живое пресыщенную публику.

Вуди Аллен

Между тем рассказывает он старую как мир историю очередного Растиньяка, молодого циника и стяжателя, любой ценой стремящегося попасть в высшие слои общества. Однако Аллен не был бы Алленом, если бы вел повествование с позиций моралиста: зло должно быть наказано, стяжательство есть смертный грех, любовь вечна, деньги преходящи… А преступление, как известно, влчет за собой наказание. Осмелюсь заметить, Аллен в каком-то смысле идет дальше своего кумира Достоевского, даровавшего Раскольникову и раскаяние, и святую блудницу, и прозрение — в ту самую символическую для мировой литературы ночь, когда Сонечка читает Родиону Романовичу о воскрешении Лазаря. Алленовскому Растиньяку по имени Крис (Джонатан Рис-Майерс), совершившему страшное преступление, не дано ни того, ни другого, ни третьего: так же, как в «Преступлениях и проступках», давней алленовской картине, никакого формального возмездия не последует. В христианской традиции (а мы все-таки пока живем в ситуации христианской культуры) это и есть самое ужасное наказание: нет ничего более иссушающего, чем муки больной совести. Однако у Криса и на это есть ответ: невольно цитируя теперь уже Льва Толстого (его Аллен тоже знает наизусть), он замечает, что, мол, жить можно и так, забыв обо всем. Похожая мысль мелькает у честнейшего Николая Ростова, только что проигравшего бретеру Долохову астрономическую сумму: «Можно зарезать, украсть и все-таки быть счастливым». Но если у Толстого — и в финале «Анны Карениной», и порой даже в «Войне и мире» — такие мысли лишь мелькают, то у нашего Криса, избавившегося от беременной любовницы, нерожденного ребенка, а заодно и ни в чем не повинной соседки, принимают отчетливую форму. Форму кредо — иначе не скажешь. Хотя «Матч пойнт» — изящная, остроумная, полная нежного юмора и тонких наблюдений картина — вначале ничего подобного не предвещает. Как ничего подобного не предвещает современная европейская цивилизация — благополучная порой до тошноты, до бессмысленности, цивилизация, где все — для блага человека, для его удобства и осуществления непомерных материальных запросов. Собственно, «Матч пойнт» еще и об этом — о приоритете материального над духовным, и шире — о нашей всеобщей богооставленности, о том, что Бог (придется признать правоту Ницше) все-таки взял и умер. Видимо, и Вуди Аллен полагает, что если и не умер, то Ему явно не до нас: если триеровская Бесс из фильма «Рассекая волны» еще могла беседовать с Ним, то о Крисе он и слышать не хочет. Бог, как бы говорит Вуди Аллен, безмерно устал от наших пакостей — больших и мелких, от нашей погони за благополучием и сытым существованием. Ради которого можно убить, украсть и после этого еще и быть «счастливым»…


Автор Комментарий
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

случайно наткуналась на вашу рецензию.
попытка свести повествование аллена к школьному сочинению, избавивашая вашу рецензию от поэзии, перефразируя мандельштама, "без смятых простыней" представить этот дышащий страстью и любовью фильм... так вот эта простите, попытка, при ее абсолютной дотошной тщательности ( пять баллов!) убивает,собственно, желание смотреть этот безусловно гениальный фильм. я бы после этой рецензии в кино не пошла, как впрочем, после всех рецензий на этот фильм, а я была озабочена поиском таковых год назад.
если же говорить о дидактике, то меня в этом фильме поразило другое. будучи знакомой со знаменитым произведением иоанна лествичника я очень удивилась какой-то тождественной созвучности вышеназванного текста( который для большинства христиан является "учебником спасения") и повествованием вуди аллена. и уж конечно бог не умер. этот рассказ не о евпропейской цивилизации. он о каждом из нас. а высшее общество - лишь хорошая колоритная картинка, в свою очередь являющаяся метафорой раздвоенности нашего сознания, где есть и лоск и страшная опустошенность души убившей себя.
ну да, ладно. я об этом фильме могла бы долго говорить, да думаю вам это безинтересно. у вас с тех пор много воды утекло.