Мурка, Маруся Климова…


Недавно подумал про «Мурку», и вдруг выяснил для себя, что в песенке воровская девушка меняет не убеждения — она меняет эстетику.

Не доброжелательный к другой эстетике, ее бывший дружок описывает это так: Кольцы и браслеты, шляпки и жакеты — разве ж я тебе не покупал?

И еще потом:

Раньше ты носила туфли из Торгсина…

Не помню что еще, но финал сшибки двух стилей такой:

А теперь ты носишь рваные калоши и мельтон хиляет за тобой…

Хотя ее дружок явно умалчивает, Мурку привлекли не одни калоши, потом он проговаривается:

Там сидела Мурка, в кожаной тужурке …

То есть все же именно кожаная куртка здесь главный бенефит для девушки, выбравшей другую эстетику.

Мурка — или Маруся Климова, в некоторых версиях — личность героическая, пусть и не глубокая, но расплатившаяся за смену эстетики жизнью.

Вообще такой артистический подход к жизни притягателен — какая, в конце концов, разница для искренней девушки — воровская идея, или красный порядок — один хрен мама, она ни в том ни в другом не стала бы разбираться. А вот кожаный реглан, и маузер в деревянной кобуре, против перстней на всех пальцах, или красной воровской рубахи — тут есть из чего выбирать…

Так что здесь чистая победа по очкам эстетики над этикой.

Булат Ильясович Джансугуров как-то напел в компании другую песенку — некоронованный гимн Алма-Аты 50-х, с советско-ориенталистской стилистикой, которую пели и урки и студенты:

Я придумал один штук,
Как мне быть с деньгами,
Я поеду на курорт,
Там где много дами,
Ойла- джанитунгма, дажнитунгма, джанита…

Здесь получается совсем другой подход, как мы видим, вполне рациональный, но в основе — все та же эстетика. Ну ни на этике же собирается герой разбогатеть — исключительно на своей мужской красоте…

Такие несколько причудливые ассоциации вызвала у меня чтение «Символизма как миропонимания» Андрея Белого (М, Республика, 1997). Конечно, про Мурку там ничего не сказано. Много сказано про Ницше, много про «одну из самых утонченных эпох в истории русской культуры» (Н.Бердяев), и много напряженного, накаленного до белого каления внимания к проблематике и эмблематике культуры.

Кто сейчас читает Андрея Белого? Наверное, не слишком много людей, и я не к тому, чтобы вы сейчас же бросали все дела и шли его читать ( ну если не «Символизм как миропонимание», то перечли бы «Петербург», или «Москву под ударом») — я вовсе не к этому, я бы и сам не знаю, взял бы его, если бы меня к нему Розанов не подтолкнул, от противного.

Пути чтения неисповедимы — я к тому, что и в Мурке и у Белого об одном и том же говорится, о неких культурах, в которых примат этики над эстетикой очевиден, и порой мне представляется , что такая жизнь больше наполнена счастьем, чем наша. Ну а то, что за это приходится платить, так платить то, в принципе, за все приходится , другой вопрос — чем.