Ad memoria. Вооружен и очень опасен

Ерден Хасенов

К 70-летию кончины Смагула Садуакасова

«Вот Степь — родина киргиза, где создавалась его многовековая история, которую никто не изучал, где вложено все его богатство, которым воспользовались многие, но которое тоже никто не изучал…
Вот аул, служивший и продолжающий служить „золотым дном“ для пронырливых купцов и торговцев и вообще „ученых“ людей, которые тоже не постарались сделать ему чего-нибудь хорошего».

С.Садуакасов. Нужды аула. Очерки киргизской жизни.
(журнал «Трудовая Сибирь», 1919, №№ 7 — 8, 13).

 

Вооружен и очень опасен

С конца 80-х годов Д. Камзабекулы, М. Койгельдиевым, автором этих строк и некоторыми другими была начата работа по репропаганде имени и наследия выдающегося деятеля национально-освободительного движения и государственного строительства в Казахстане, замечательного писателя-публициста Смагула Садуакасова, 70-летие со дня кончины которого исполняется в этом году.
Смагул Садуакасов родился в 1900 году в Шарлакском (Черлакском) районе Омской области современной Российской Федерации.
Трудовую деятельность начал в 1915 году учителем аульной школы. В 1918 году окончил Омское сельскохозяйственное училище. В 1918-19 годах — инструктор Западно-Сибирского кооперативного союза. Член РКП (б) с 1920 года. В 1920-21 годах — редактор газеты «Кедей даусы» («Голос бедняка»), секретарь бюро Оренбургского ОК РКСМ, редактор газеты «Енбекшi жастар» («Трудовая молодежь»). В 1921-28 годах — секретарь ЦИК КАССР, полпред ЦИК КАССР в Туркестанской Республике, председатель Плановой комиссии КАССР, нарком просвещения Казахстана, редактор газеты «Енбекшi казак» («Трудовой казах»).
В конце 20-х годов, подвергшись голощекинским преследованиям, вынужденно покидает республику. С 1928 года возглавляет открытый в Ташкенте (ныне город Ташкент Республики Узбекистан) первый казахский вуз — КазПИ (ныне Алматинский национальный университет им. Абая). В 1932 году, по окончании Московского института инженеров транспорта, служил на железной дороге «Москва-Донбасс».
В 1933 году в расцвете лет умер загадочной смертью. Болезнь началась банальными жалобами на простуду. Несмотря на несогласие родных, желавших выходить его дома, Садуакасова экстренно помещают в кремлевскую больницу. Спустя малое время у Смагула носом и горлом пошла кровь, что большинство современников, включая его жену — профессионального врача Елизавету Алихановну Букейханову-Садуакасову, было склонно объяснять не раскрытым злодейским покушением. Как установлено разысканиями современного садуакасоведа, кандидата филологических наук, доцента Дихана Камзабекулы, тайну смерти Смагула мог знать его друг и соратник Мухтар Омарханович Ауэзов… Но и он спустя немногим меньше трех десятилетий погиб на койке элитной клиники при столь же загадочных обстоятельствах.
Быть погребенным на родной земле ему было не суждено. Могилы Смагула не существует: тело было наспех кремировано, и сейчас урна с его прахом, среди тысяч других, покоится замурованной в стене старого Московского колумбария.
С. Садуакасов — автор ряда теоретико-методологических и прикладных исследований, посвященных истории массовых молодежных организаций («Новая дорога молодежи», 1921), проблемам развития казахского национального искусства для масс («О национальном театре», 1926), развитию и становлению системы организованного обучения и воспитания («Проблемы народного просвещения в Казахстане», 1927). Его перу принадлежат посвященные теме юности, любви и морально-этического выбора роман «Сарсенбек», повести «Кульпаш» и «Серебряный колокол», а также многочисленные публицистические выступления.
Вплоть до конца 80-х годов ХХ века память о нем была засекречена и упрятана в архивах КГБ, его имя в официальном Казахстане находилось под негласным запретом, а если и вспоминалось — то в исключительно критических и негативных контекстах.
Реконструируя для себя образ Садуакасова, я представляю его традиционалистом по выучке, иронистом — по манере мышления и общения, прагматиком — по складу ума, технократом — по убеждениям.
Проза его драматургична (сейчас бы сказали — кинематографична), сюжетом он не завлекает, а занятые у самой жизни неброские мизансцены чреваты мольеровской интенцией, что выдает в Садуакасове утонченного художника-психолога народной выпечки.
Над работой со словом и «угрызениями стиля» (которых практически не ощущается, ибо писатель словно спешил) в его текстах доминирует жанрово-строкажная лапидарность, за которой узнаваема аналитическая мощь концептуалиста. Преобладание устно-речевого и народно-разговорного, хотя и не злоупотребляющего экспрессией, синтаксиса обнаруживает в повествовании «застывшую» гомилетику, а в авторе -первоклассного оратора-полемиста. Наконец, намеренное «усреднение» речи, облегченный ввод информации и строго дозированная, порционная «загрузка мозгов», продиктованные необходимостью скидок на культурно-образовательный уровень современников, свидетельствуют о мастерстве предусмотрительного просветителя-методиста.
Нарком Садуакасов спешил… Возможно, он знал, что то, о чем он не мог не писать в 22-м, еще долго будет преследовать его народ неотвязной тенью. И, возможно, поэтому, преемники тех, кто желал ему смерти и добивался его физического уничтожения, до сих пор замалчивают его имя, пряча его дело в архивных папках. Ведь для них он по-прежнему вооружен и очень опасен.


Автор Комментарий
аноним (не проверено)
Аватар пользователя аноним.

документы на Биляла Сулеева в архиве не выдают наверно бояться,что ныне живут и здравствуют потомки клеветников