Почему художественный мир так боится реальной жизни?

Kazmierczak Wladyslaw
Перевод и адаптацию производили Tima Altrueast и Канат

Почему реальная жизнь интересней, чем искусство?
Почему искусство так скучно?

Мир искусства очень слаб потому что:

1. «The художники» не используют свой политический и социальный опыт в искусстве. Они забывают о том, что только что читали в газете. Они забывают то, что они только что видели на улице. Они не используют свою социальную или политическую позицию при создании искусства.

2. The художники соглашаются на условия, диктуемые галереями, музеями, кураторами, клерками и политическими деятелями, которые в свою очередь зависят от финансов и электората, и, в конечном счёте, это решает, каким быть искусству.

3. Искусство — товар, и оно зависимо от денег, мнений и политических целей самых богатых людей и институций в мире.

4. Например, Rudolph Giulani, закрывший выставку «Sensation», явился защитником ценностей большинства своего электората.

Он — один из тысяч хранителей общественной жизни в демократической системе.
Во всем мире, искусство вытеснено за рамки «приличного общества» — президентами, канцлерами и мэрами.

5. Во всем мире, «работники информации» презирают искусство и обращаются с ним как с любопытным фактом или краткосрочной сенсацией.

6. Политическое искусство — опасный конкурент для средств массовой информации, политических деятелей и богатых учреждений, контролирующих рынок искусства.

7. Художники боятся создавать искусство, которое обращается к жестокой действительности. Художники принимают позицию богатых людей и создают мир удобный для себя. Стабильный, пригодный и эффективный мир, созданный согласно правилам глобализации. Скрывая тем самым чудовищную несправедливость, царящую в мире. Глобальная модель развития цивилизации ведёт к невыносимой скуке и фальши, располагающей к посредственности и «умиротворению». Это не предполагает постановки каких-либо важных или противоречивых вопросов.

8. Кураторы, галеристы, издатели толстых журналов и арт критики, боятся смелых политических антиглобалистических, дискуссий и произведений искусства, не ограниченных идеологически и эстетически. Поэтому, они довольствуются второстепенными темами; например Папа Римский.

9. Свобода в искусстве — ценность, исчезающая в официальном художественном мире. Сущность свободы в искусстве медленно становится стертым понятием. «Свобода — да! но не за наши деньги».

10. Художники, кураторы, арт критики, издатели журналов применяют самоцензуру в выражении своих собственных мнений. Они все зависят от публики либо от частных финансов.

11. Исчезают отвязанные, твердые, некоммерческие и альтернативные действия художников.

12. Художники, кураторы, арт-критики и дилеры эмигрируют туда, где концентрируется больший капитал, например в Нью-Йорк.
Они даже бросают курить, опасаясь за авиабилет, ведущий к заветной цели — столице мира.

13. Искусство неприлично дорого и предназначено для самых богатых communities. Границы рынка искусства совпадают с границам самых богатых стран мира. За исключением богатых Арабских стран, которым не интересен западный художественный рынок по религиозным причинам.

14. Рынок искусства — изобретение и собственность Запада, который полностью игнорирует искусство, созданное в странах «weaker currencies-слабой валюты». Центральная и Восточная Европа, Азия (за исключением Японии и Кореи), Индонезия, Латинская и Южная Америка, Африканские страны (кроме Израиля и ЮАР) — большая часть мира презирается!!! Западный художественный рынок показывает только seasonal fascination — сезонную моду, например на китайское, восточноевропейское, азиатское, аборигенное, африканское или латиноамериканское. Забивая хуй на имена художников или даже страны.

Расстояние между искусством, представленном в галереях и performance art все более и более заметно. Performance art далек от общественного сознания, потому что как единственная тенденция в искусстве перфоманс говорит о проблемах этого мира. И это не констатация его триумфальной победы, но свидетельство существования очень опасного факта медленного и постепенного устранения важного искусства из нашей жизни. Художники и кураторы имеют все меньшую и меньшую возможность выражаться в этом процессе, и… они принимают новые правила, навязанные им правительствами, парламентами и муниципалитетами. Искусство сознательно вытеснено за рамки общества.

Консерватизм обществ — явление не новое. Такой расклад существовал всегда. Многие скептики хотели бы расценивать этот процесс как осень искусства, как куклу-пустышку, симулирующую искусство. Но позвольте напомнить, что это — живой и динамический процесс, в котором пока нет никакого пространства для политического искусства.

Сегодня, искусство напугано действительностью, политикой и политическими деятелями.

Искусство сегодня напугано правдой.

Искусство и Политика

Есть много отрицательных факторов, касающихся того, что, может называться «политическим искусством».
Прежде всего, можно говорить о том, что все искусство так или иначе — политическое, в том смысле, что оно отражает и находится под влиянием времени, в котором оно было произведено.
Это — не всегда так, даже притом, что определение «политическое искусство» может быть столь же неопределенно как «концептуальное искусство».

Искусство и Политика — близкие отношения

Stefano Pasquini

Все мы видели реакцию Hans Haacke в Whitney Museum на заявления мэра Рудольфа Джулиани по показу «Сенсации» в прошлом году.
Его инсталляция может быть легко определена как политическая, но это было, прежде всего, эмоциональная реакция художника на заявления политика. Много политических работ рождены этим путем: художник, испытывая на своей шкуре и чувствуя невозможность изменения системы, наконец, реагирует единственным методом известным ему: созданием произведения искусства.


Fabrizio Vegliona, «Banana Republic», 2001. digital c-print.

Так, почему — в художественном мире так мало политизированного? Почему политические художники так слабо воздействуют на mainstream,- на господствующую тенденцию? — Ответ, в итоге, может быть изложен одним простым словом: опасение.Мир искусства боится реального мира, и этот испуг, связан с тем что, показ политического искусство, могут впоследствии повредить продаже работ. В конце концов, какой коллекционер хотел бы покупать тревожащее произведение искусства? Кто хотел бы иметь работу, которая напоминает о том, как мы малы и импотентны перед тем, что случается в мире, который несправедлив, недемократичен и явно неправилен?

Искусство — товар и как товар, оно главным образом покупается богатыми людьми, людьми, которые не хотят вспоминать о своей трусости перед несправедливостью мира. Обладание искусством — символ власти, мощи, успеха и интеллектуального достижения. Обладание политическим искусством влечет за собой риск. Именно поэтому Вы не видите политического искусства в галереях и вокруг, и именно поэтому, если Вы делаете политическое искусство, вы, вряд ли найдете галериста, который представит Вас.

Другой отрицательный фактор для политического искусства — малочисленность публики, которая может оценить работу. Это — не всегда аксиома, если мы подразумеваем Hans Haacke, Jenny Holzer или Maurizio Cattelan, но вообще, политическое искусство ценится только очень ограниченным количеством людей, — элитой ценителей, коллекционеров и людьми данного круга. Разве это не противоречие для художника, использующего такие элитарные средства подобно visual arts, чтобы сообщить мэссидж, который должен восприниматься универсально?

Кино могло быть дать ответ, даже притом, что политическое кино не занимает господствующую тенденцию, и оно не имеет дело с чем, что это, случилось, несколько лет назад и не требует разборчивой публики.

В музыкальной сфере, и особенно в pop music, ситуация слегка различается. Как художник, когда я чувствую, что моя политическая работа теряет смысл, перед большинством претендующий на тонкий вкус, я слушаю Billy Bragg. Билли Брэгг — высоко политический Британский поэт — песенник, который, в восьмидесятых, был одинок, когда мир слушал Duran Duran и GoWest. Идущий на улицах с усилителем на плечах он начал свою карьеру гитариста и певца. Постепенно, с independent label, он достиг славы, и его высоко политические альбомы теперь доступны во всем мире. Однако, он все еще играет бесплатно на собраниях и демонстрациях и любом время готов бороться за демократию.

Так, почему же в художественном мире так мало политизированного?
Почему политические художники так слабо долбят mainstream?
Ответ в итоге может быть получен в одном простом слове: страх.

На анти- G8 демонстрации в Генуе в прошлом июле мы видели Итальянскую полицию, преступившую грань между общественным порядком и фашизмом избивающую всех без разбора: пацифистов, адвокатов, политических деятелей, добровольных санитаров, даже две монахини ощутили вкус полицейских дубинок. Тогда молодой демонстрант был застрелен в голову испуганными карабинерами. Я нашел образ «G8 Мученика» созданный анонимным художником (Iso) на website of Indymedia.org, и я думаю, что эта цифровая работа — ясный пример политического искусства от сердца: художник испытал такое отвращение к тому, что он увидел на TV (или присутствовал сам), что вынужден, был сделать эту визуальную пародию на Итальянскую демократию.


«G8 Martyr», Digital Foto, 2001

Это — не первые художественные работы, сделанные против Итальянской Полиции. Marco Maggi был пойман полицией, делающим провакативные graffiti’s на предвыборных плакатах мэра Bologna. Он был избит на улице на глазах у прохожих. Тогда он подал в суд на полицейских, производивших его арест, но оба его заявления, и даже дело против него канули в лету Итальянской бюрократии.Так что ответ элиты на право публичного показа произведения искусства на улице — это делать его, а затем предавать гласности избиения.

Why art though?

Книги, статьи и мультипликации делали за и против политики в течение долгих лет. Все же, большинство их не остаётся в истории, поскольку они сделаны чересчур на потребу времени, чтобы быть вечными.
Если же творит художник, его работа может стать бесконечной. И политический мэссидж в произведениях также достигает бессмертия. Это может, вовремя предостеречь человечество от ошибок.

Именно для этого нужно искусство.

That’s why art.


Автор Комментарий
Рыжий (не проверено)
Аватар пользователя Рыжий.

Я во многом согласен с автором, но еще существует мнение, что цель художника не в том чтобы указывать людям на гнилую реальность, а нооборот воспитывать в человеке хорошые чувства.
Творить что-то по газетным очеркам я не считаю хорошим делом...
А грамотно проведенных общественных акций людьми занимающимися художественным изобразительным искусством против царящего беспредела по крайней мере в России нет.
Это беда.

 
Аватар пользователя Александр Ярчевский.
Сообщений: 485
С нами c 2006-09-15

художники бывают самые разные,  обобщения такого рода несколько тенденциозны. актуальность художника поверяется десятилетиями и веками.

статья эта провакационна, так как прочитав эти тезисы, хочется броситься заниматься политизированным искусством. но художник это свободная личность и его свобода оплачивается его ответственностью.

так что пусть каждый делает то, что может....