Интервью с Алексеем Цветковым

Tima Altrueast
«МОЛЬ» (№12, сентябрь 2002))

«Ты впервые пробуешь кислоту. Впервые демонстративно уходишь с лекции, где тебе втирают про преимущества рыночной системы, и читаешь в парке Бакунина, потому что Хаким Бея трудно достать. Впервые выбриваешь виски и идешь на никем не разрешенный митинг, где метко кидаешь недопитую бутылку в милицейскую цепь и кричишь в мегафон: „Капитализм — дерьмо!“ Ты уходишь из дома, чтобы жить с друзьями общиной в приговоренном к сносу доме. Ты оставляешь институт, потому что там всеми движет страх, вызывающий у тебя брезгливость. Их страх как запах их гниения. „Не хочешь ли ты назад в СССР?“ — на дурацкий вопрос холеной журналистки из блядской американской газеты ты гордо отвечаешь: „Я анархист“ — и даришь ей неприличную листовку» (Алексей Цветков).

Алексей Цветков — литератор. Но литератор в понимании не академическом, а скорее ленинском, Владимир Ильич же, как известно, сердце революционера и большевистскую деятельность камуфлировал в документах литераторством.
А.Ц. — анархист, но сотрудничал и дружил с нацболом Лимоновым, был даже ответственным секретарём газеты «Лимонка». Но, также как у «евразийца и геополитика» Дугина, Летова из «ГО» и «Запрещённых барабанщиков», пути Цветкова и Эдички разошлись. Кстати, в последних романах Лимонова рядом с жёнами-любовницами, полевыми командирами и русско-французским политическим истеблишментом можно встретить и Цветкова. Весьма приколен и интересен сайт, который создал А.Ц. — www.anarh.ru, где можно найти «новости дестроя», рецензии на Пелевина, «Бойцовский клуб» Финчера и заценить тексты самого субкоманданте Маркоса. К сожалению, не знаком с поэзией Цветкова, но читал его прозу и публицистику. Пишет мощно. Короче, Цветков в ладах со Словом, но не с Законом, недаром Цветкову инкриминировалось после 1993 «организация массовых беспорядков и участие в заговоре с целью захвата власти», не единичные сотрясения мозга после различных антикапиталистических демонстраций свидетельствуют об этом. Так что если увидите book с именем А.Ц. на обложке — немедленно покупайте, если же бабок нема, то следуйте указанию самого автора на обороте - «Если у вас нет денег, чтобы купить мою книгу, попробуйте ее украсть».
Итак, Алексей Цветков — литератор-авангардист, «писатель-экстремист», ПАНКпрозаик и поэт-анархист, коллекционер гностических сюжетов, «радикальный субъект» и просто революционер с ответами, которые при вDOOMчивом осмыслении либо стимулируют психические расстройства, либо подвигнут некоторых индивидов на NEOбычайные умоЗАКЛЮЧения и критические REFLEXии.
С глупыми вопросами — Tima Altrueast.

Internet version.
«Бумажную» версию можно найти в журнале «МОЛЬ» (№ 12, сентябрь 2002). За что big рахмет редактору сего журнала Насте Ахметовой.

Hello уважаемый Алексей!!! Я информирован о ряде ваших проектов литературных, художественных, виртуальных, издательских. На мой взгляд, они откровенны смелы, где-то прикольны, где-то глючны. Задам идиотский замыленный, но почему-то вечный вопрос — ваши творческие планы?
В последние пару лет я пытаюсь изменить свою, нарочито примитивистскую, роль «экстремиста-писателя» на более сложное положение «писателя-экстремиста». В этом смысле вот-вот должен выйти в издательстве «Амфора» сборник моих рассказов «ТV для террористов», а пока он висит на сайте Славы Курицына. В том же издательстве планируется теоретическая книга про современное сопротивление обществу контроля по всему миру. Есть киносценарий короткого, но сенсационного, фильма, ищу сейчас тех, кто мне бы помог это недорогое кино снять. Я столкнулся, кстати, с упрямым и чисто рыночным не желанием многих людей признавать за мной эту новую функцию, типа, мы тебя уже выучили как анархиста, этакого журналиста-панка, и нечего лезть в серьезную литературу, как товар на информационном рынке ты уже определенным образом маркирован, и не путай потребительскую аудиторию. Но постепенно они прогнулись, сначала стильный журнал «НАШ» начал печатать мои рассказы, потом «ОМ» предложил должность литературного редактора, теперь вот толстые журналы филологов, вроде «Нового литературного обозрения» на полном серъезе мою прозу разбирают. Еще одна сфера деятельности: издательская. С Ильей Кормильцевым [1], для «У-Фактории» мы готовим гигантскую и беспрецедентную коллекцию современного анархизма и крайней левизны, объем будет такой, что уронив на ногу этот сборник, на всю жизнь останешься инвалидом, а, прочитав хотя бы часть — надолго отстегнешься от окружающей зверофермы. С издательством Гилея[2] я составляю и комментирую большую серию, в ней только что вышел субкоманданте Маркос, лидер современных мексиканских партизан-майя, осенью выходят Ульрика Майнхоф, Хаким Бей, Рауль Вангейм, Эбби Хофман, теоретики и практики «Черных Пантер», ИРА, красных бригад, палестинской интифады и т.д.

Хотелось бы узнать, насколько близки они будут продвинутым (от глагола двигаться) казахстанским девчонкам и мальчишкам.
Надеюсь, то, что я делаю, как писатель, будет небесполезно для некоторой части молодых людей, готовых к деавтоматизации своего сознания и недовольных мнением, что «всякий там авангардизм это в прошлом». Цель творчества любого только одна — спровоцировать на творчество аудиторию, т.е. попытаться сделать так, чтобы аудитория собственно перестала быть пассивным, внушаемым, предсказуемым феноменом. Думаю, что в Казахстане, как и где угодно, есть такая часть общества. Но думаю так же, что она не очень большая, как и везде. Историю своего вида исполняют единицы, а остальные слепо мешают этим чистильщикам кармы либо так же слепо им способствуют, это очень печальный, но факт. Вторая цель творчества — стараться, чтобы этот факт перестал быть фактом и остался в прошлом. Мои же издательские планы и журналистика рассчитаны на гораздо более широкие слои людей, по разным причинам интересующихся контркультурой, радикализмом, гностицизмом. Их становится все больше, потому что возникает новая мода на нонконформность, пока — элитарная. В том числе и у вас, в Казахстане.

Раз уж речь зашла о чем-то казахстанском хотелось бы узнать знаете ли вы что-нибудь о Казахстане, какие ассоциации возникают, может планируете замутить что-нибудь на наших просторах перфоманс, акцию, лит. проект etc.
В свое время общался с алматинскими панками, знаю, что «Акмола» переводится как «Белая Могила», слышал много подозрительного о Назарбаеве, типа, авторитарный строй, но в любом авторитарном строе всегда виновны граждане, а элита всего-навсего исполняет их коллективный мазохистский заказ, как в садо-мазохистском шоу.

Алексей в исторической науке существует гипотеза, согласно которой массовое ношение штанов на планете берет истоки именно с территории нашего региона, откуда экспорт штанов распространился на Европу, где население носило юбочки, материи, меха, шкуры ну и т.п. dress. В защиту этой гипотезы говорят косвенные доказательства — кочевой образ жизни стимулировал возникновение штанов именно в степном-номадическом пространстве, раскопки, популяризация и распространение в связи с великим переселением народов и с походами Александра Македонского (войско которого мочило супостата исключительно в юбках, пока не встретило саков-массагетов, которые щеголяли в стильных штанах и которые чуть не завалили Александра, при переправе через Сыр-Дарью). Как вы думаете, данная теория имеет на право на существование?
Любая теория имеет все права. Важно, кем и в каких целях она используется. Думаю, что казахский истеблишмент вряд ли возьмет на вооружение столь смелый сюжет, а вот альтернативная культура может построить на этом целую вселенную. Ну и в рекламе было бы неплохо использовать, представьте вашу, делающую штаны, фирму с чем-нибудь, вроде «Мы одели их раньше всех», «Мы одели в них Македонского» и т.д. Да, конечно, штаны это номадизм крайний, но современные ваши граждане вполне, думаю, оседлые люди, ни фига не номады. Оседлые любое Иное, непонятное, воспринимают как опасность и стрём, что часто лишает их шанса перемен, а номады Иное всегда воспринимают как добычу, приз, праздник, что иногда, правда, приводит их к гибели. Главный номад 20-ого века Махно[3] с его гениальной утопией совмещения двух типов бытия: оседлые трудящиеся живут себе при социализме, а номадическая революционная армия, оторванная от пространства, движется как огненная метла, везде искореняет бюрократические и авторитарные черты, успевшие возникнуть у оседлых. Таким образом, в махновской модели и номаду, революционеру «в штанах» и оседлому «труженику в юбке» предполагалось достойное место.

Алексей ранее вы сотрудничали с Эдуардом Лимоновым, всемирно известным писателем, monstre sacre и просто трубейным челом. Если я не ошибаюсь, вы были редактором Лимонки, почему вы отошли от нацболов и их легендарного Эдички?
Лимонов написал предисловие к моей первой книге, сборнику из четырнадцати рассказов, в 97-ом. Выступал кем-то вроде адвоката на моей защите диплома в Лит. Институте, сказал даже «в его годы я так писать не мог». Я никогда не состоял в его партии, но несколько лет был ответственным секретарем «Лимонки». Генеральной линии, слава богу, соответствовать было не надо, стилистический критерий преобладал, поэтому «Лимонку» я вспоминаю как самое свободное из изданий, в которых я публиковался, а публиковался я в сотнях разных мест. Мы много общались, я был его доверенным лицом на выборах в Думу, открою тайну, даже писал за него пару раз предвыборные тексты для газет, когда у Эдуарда не хватало времени. Потом я почувствовал некоторую исчерпанность самого проекта. Т.е. существовать все это может дальше сколь угодно долго и даже дров наломать нормальных, и даже играть роль в истории, но ничего нового, ни художественного, ни теоретического, ни метафизического уже не будет, а будет эксплуатация прежнего ресурса, его развитие. Я всегда в такой ситуации чувствую удушье, не могу развивать и эксплуатировать наработанное, предпочитая эти ресурсы для кого-то создавать.

Как вы думаете почему молчит тяжелая артиллерия писатели типа Пелевина, Сорокина, Мамлеева, почему политики тов. Зюганов, Жириновский (мой земляк кстати), Жан Мари Ле Пен в конце концов, — безмолвствуют? Негоже ведь прижизненного классика, хоть и с краснокоричневыми перьями гноить в тюряге. Что это страх, ненависть, месть или какая-то другая ботва? Насколько я знаю, откликнулись только вы, Илья Кормильцев и Стогoff.
Насчет «красно-коричневости» Эдуарда это пресса всех заморочила, он по жизни космополит, его «национал-большевизм» надо понимать как «национально-освободительное движение» у Че Гевары или современных сапатистов, а так же в Курдистане, Непале. Вообще вся политика и весь драматизм Лимонова в том, что он с младых когтей не выносит мычания, и пытается отнять у людей право мычать, кивать и пускать у телевизора слюни, он покусился не на какую-то нацию или государство, а на главный ресурс повсеместной системы: наследуемую пассивность масс, без которой весь этот миропорядок не продержался бы и часа. Насчет молчания: дело именно в том, что и Сорокину-Пелевину, и Зюганову-Жириновскому эта пассивность масс нужна как воздух, они без неё — никто, поэтому Лимонов для них опасен и неприятен. Хоть я и не общаюсь с Эдуардом три года уже, но сделал то немногое, что мог: напечатал, где получилось, включая «ОМ» и «Русский Журнал», несколько весьма острых статей в его защиту. Кормильцев, кстати, искренне за Лимонова переживает и тоже пишет всякие рецензии комплиментарные на его новые книги. Павел Крусанов, стоящий питерский писатель из «Амфоры» эти самые книги издает и пытается выступать в его защиту. Шемякин ходатайствовал. Марат Гельман божился помочь. Ребята из его партии сейчас объявили в редакции «Лимонки» голодовку, требуют открытого процесса, с допуском прессы, но вряд ли добьются этого. Всем знакомым журналистам я твержу: пишите о нем, это наш Пэлтиер-Чернышевский-Солженицын-Бродский-Синявский сегодняшнего дня. Вообще-то у меня есть цикл таких довольно анекдотических миниатюр-воспоминаний о Лимонове, но сейчас для их публикации не время совсем.

Алексей потребляете ли вы алкоголь и если да то что предпочитаете, с чем, как влияет на творческий процесс, как отходите от похмелья?
Вот уже три года скоро, как я не употребляю даже самый слабый алкоголь. Хочу, чтобы зависимостей было в моей жизни как можно меньше. Раньше бухал, но похмелья у меня никогда не было, переносил хорошо, если, конечно, алкоголь не паленый.

Тема Революции стержень ваших произведений, как вы считаете, застанем ли мы Мировую Революцию, о которой говорили тов. Маркс, Энгельс, Ленин, Джугашвилли, Фидель?
Это зависит исключительно от нас и от того, что мы под революцией понимаем. Я понимаю преодоление отчуждения, преодоление охраняемой властью дистанции между человеком и его деятельностью, падение стены между человеком и реальностью. В некотором смысле своя революция может быть у каждого, персонально, но после неё человек становится невыносим для нынешнего буржуазного общества, оно его отторгает и он должен превратиться из «революционера для себя» в агента «революции для всех» или красиво умереть, подтвердив свою несовместимость и преждевременность. Следующая серьезная революция возможна в Латинской Америке, они её уже называют «боливарийская» — венесуэльский президент Чавес + Куба + мексиканский Чиапас + колумбийская автономная зона + эквадорский горы + сандинисты в Никарагуа и т.п. Но и в Европе шенгенской возможна некоторая международная революция, первичным прообразом которой является нынешний антиглобализм. Европа становится менее справедливой и более авторитарной как в разнице между богатыми и бедными, так и в общем политическом климате, поэтому там растут шансы антисистемных сил, и следующая революция будет напоминать скорее 1848-ой, чем 1968-ой год.

Отмечали ли вы днюху Эрнесто Че Гевары и если да, то как?
Мне все равно, когда родился этот безупречный человек. Достаточно того, что в «Гилее» мы готовим его сборник никогда ранее не публиковавшихся текстов.

Алексей, как вы можете охарактеризовать вашу индивидуальную формулу счастья и общую формула счастья адекватную, по вашему мнению, для нашей нелегкой эпохи (если таковая вообще возможна)?
Счастье это личная самореализация, но самореализация упирается в окружающие, абсурдные общественные и культурные отношения, и приводит к необходимости освобождения, освобождение становится неизбежным следствием самореализации. Так индивидуальное счастье превращается в коллективный вопрос о свободе. Я — писатель авангардист, т.е. занимаюсь творческим «отстранением» реальности. Почему я этим занят? Потому что сие «отстранение» художественно выражает то отчуждение, которое царит в нашем мире, делает это образно зримым. Это занятие — моё личное счастье. Но при коллективном счастье, т.е. обществе без денег, классов, властной иерархии, авторитарно «транслируемой» культуры, не будет отчуждения и значит не будет причин для «отстранения», которым я по жизни занят, сознание станет динамическим, освободившись. Это значит, что при коллективном счастье я стал бы совершенно иным существом и отвечал бы на ваши вопросы совершенно иначе.

В одной советской киношке чекист по фамилии Шилов сказал басмачу-скинхеду, что у тех, кто обирает своих братьев на голове растут рога. Согласны ли вы с чекистом?
Да, конечно, рога растут, тяжелеют, тянут к земле и не дают возможности поднять взгляд повыше. А обираем мы все друг друга, в этом порука и проклятие рынка, хозяин несправедлив к работнику по определению, богатые нации «золотого миллиарда» несправедливы к остальному миру и т.д. Рога — это наказание тех, кто распорядился собой столь убого, что признал рыночный императив жизни как «подходящий».

Как вы сами считаете субкомманданте Маркос это личность, индивид или коллектив оригиналов-прикольщиков?
Маркос — имя его погибшего в партизанской сельве друга, которое он занял, а как его звали в начале никто уже и не помнит. Это реальный человек, который понимает, что свой «паблик релейшнз» бывает не только у системы, но и у сопротивления. Маркос выиграл (пока), потому что умел прислушиваться, не был наполеончиком, эгоцентриком, вслушивался и в индейцев, и в новых левых, и в постмодернистов и везде находил важное для своего дела.

Алексей, как бы вы охарактеризовали состояние современного мира интеграция, дибилизация, рассвет, декаданс, предреволюционный situation?
Нации-буржуа Запада деградируют и упрощаются, теряя свои лучшие черты. Именно потому что они стали нациями-буржуа, подмяв под себя остальное человечество. Над государствами возводится новый этаж власти, планетарный, и это не «сионо-масонский заговор», а все тот же транснациональный капитал эту мировую крышу строит. Но, соответственно, и внизу все объединяется, ничто не мешает нам смыкать ряды против них. Прежние конфликты переносятся на планетарный уровень. Где именно вспыхнет не так уж важно знать, это зависит от десятков факторов. Важнее знать, с кем ты и что ты готов делать, и уже делаешь сейчас.

Знаете ли вы кто такая Макпал Жунусова?
Нет, но знаю, кто такая Шуга Нурпеисова, очень пассионарный ваш автор гумилевского направления, про власть брахманов пишет. Гумилевцы мне идеологически не близки, они антигностики, а я всю жизнь собираю коллекцию гностических сюжетов и откровений, но стиль её меня подкупает искренне.

Как вы относитесь к посвящению Мика Джаггера в рыцари?
Мика Джеггера во все, что надо, посвятила в 60-ых еще Мариана Фейтфулл, профессиональная люциферитка, кроулианка, телемитка и вообще симпотная девка. С тех пор он может делать все, что ему заблагорассудится.

Алексей, допустим вы пакуете чемоданы на какую-нибудь далекую планету, остров, оазис … короче, у вас будет до-фига времени, но вы ограничены в ресурсах вам нужно взять три книги, три аудиокассеты, три фильма, три портрета мэнов на которые вам хотелось бы смотреть и равняться, три портрета мэнов, которые вам ненавистны, противны и еще какую-нибудь материальную триаду, что вы возьмете?
Три книги: Саша Соколов «Между собакой и волком», Набоков «Приглашение на казнь», Гейдар Джемаль «Ориентация — Север». Портретов не надо, я их лучше сделаю из подручных материалов сам. И звук буду извлекать сам из чего-нибудь. И кино смотреть, закрыв глаза.

Алексей, один крутой английский чел по фамилии Хоум[4] как-то сказал в интервью, что сотовая связь не способствует интенсификации труда, т.е. это всего лишь иллюзия. Как вы думаете прав ли Хоум и что по вашему стимулирует интенсификацию труда? Сами вы носите сотку?
В том числе и поэтому я и моя семья не пользуется этой фигней. Не хватало еще, чтобы тебя доставали и отрывали круглосуточно. А Хоум это наш британский товарищ, ситуационист и т.п. Мы (с Алексом Керви) готовим к изданию еще несколько его книг, кроме «Отсоса».

Сущность Interneta фигня или крутизна?
Я пытаюсь быть диалектиком, а не моралистом. Т.е. в любой вещи находить своё и чужое, свое развивать, чужое сводить до минимума. Так и с Интернетом и со всем остальным. Пока это довольно свободная территория и большая возможность, нечто вроде Дикого Запада наших дней, но и туда переползет все полагающееся системой говно, естественно. Важно, как мы на это отреагируем. Я делаю в сети свой сайт anarh.ru Для меня его существование показатель относительной свободы в сети.

Алексей, как вы думаете, если б президентом Штатов стал Мэрилин Мэнсон это сказалось бы на геополитических, экономических, культурных, этических отношениях на планете и как?
Никак бы не сказалось. Потому что президентом Штатов является господин доллар.

2 основных вопроса русской интеллигенции как на них отвечают современные русские анархисты: 1. кто виноват?
Наша пассивность, забвение собственного смысла и согласие с рыночным фарисейством.

2. что делать?
Мутить воду и кончать ночевать.

Ваше отношение к группе Любэ?
Занимаюсь спортом под неё и под «Рамштайн».

Кто, по-вашему, круче Усама бен Ладен или Джордж Буш-мл?
Круче товарищ Мао.

Алексей, я читал о том, что вы сотрудничаете с группой Запрещенные Барабанщики. Планируете ли вы что-нибудь конкретное в контексте данного коллектива — может сбацаете на новом альбоме песенку или напишите забойный шлягер от которого офигеют все анархисты и даже мажоры?
Ваня Трофимов[5] в свое время смотрел мои стихи, но они ему как-то ко двору не пришлись. «ЗБ» открыли сейчас в Москве довольно стильный клуб вместе с Георгием Осиповым (книга которого выходит этой осенью с моим предисловием). Вообще, ищу умеющую играть группу для своих текстов, у меня их готово на альбом, руки пока не доходят заняться этим.

Алексей, если б вам предложил Аид, или Люцифер организовать (на халяву) встречу с любым умершим мэном с кем из легендарных мертвецов вы согласились бы пообщаться?
С Иисусом Христом, но это не к Люциферу и он не человек и, значит, не мертвец. Значит, с Симоном Магом, пророком Ману или другим видным гностиком.

Ваши пожелания читателям, планете и инопланетным цивилизациям…
Не ссыте, все умирают. Так что второй попытки не будет. Бейте в черный барабан.


[1] — поэт и писатель, переводчик иностранной литературы. Писал стихи для свердловских рок-групп, в т.ч. автор большинства текстов гр. «Nautilus Pompilius».
[2] — московское альтернативное книжное издательство, основатель Владимир Маяковский.
[3] — Махно, он же Нестор Махно, он же Батька Махно. Изобретатель тачанок, герой гражданской войны, народных анекдотов, песен и частушек. Создал свободную автономную территорию (на совр.- сквот) «Гуляй-поле». Территория функционировала на основе заветов либертарианской мысли (Бакунин, Прудон) и народном разумении.
[4] — Стюарт Хоум — английский писатель, художник-ситуационист, музыкант. Основатель т.н. литературного плагиатизма. Величайший медиа-прэнкстер (от англ. prank — розыгрыш, стёб). В юности играл в нескольких панк командах. Инициатор т.н. арт-забастовок. Герой английской контркультуры и заслуженный деятель лондонского андеграунда.
[5] — Иван Трофимов — создатель группы «Запрещенные барабанщики». Автор текстов, инициатор идей коллектива.