Проект сложения сил: внутренняя необходимость и первый круг задач


Необходимость формирования профессиональной, отвечающей мировым стандартам политической культуры на сегодня имеет уровень наиболее высокой приоритетности. Последние изменения конституционных норм сами по себе повышают такие требования и создают дополнительный спрос на «рынке» партийного строительства. Многочисленность существующих партий может оказаться обманчивой: если в ней разобраться, то следует признать неадекватность и некачественность этого политического спектра. До сих пор, если говорить о пропрезидентских силах, мы имеем дело с чиновничьей имитацией, занимающей место живого эволюционного и креативного политического процесса.

Но и оппозиционные партии немногим больше близки к цивилизованным стандартам. Их активисты так же слабо напоминают профессиональный политический класс, как и назначенные на роль партийных политиков чиновники. Ценность оппозиционных структур приблизительно равна уровню клуба по интересам, где можно от души выговориться. Но не более того. Имеют место и интриги, но и это не показатель возможности роста. Политическая система существует сама по себе, и так же — сами по себе — существуют партии. Как провластные, так и оппозиционные.

Отсутствует внятное понимание центризма как противостоящей крайностям и проповедующей разумный компромисс идеологии. У нас центристы определяют себя не на идейной шкале, а исключительно в том, что равняются на центр принятия решений, на действующую власть. И мы имеем основания говорить о равнении именно на власть, а не на личности в этой власти.

В то же время именно с центристского поля неизбежно начинают выстраиваться координаты подлинного партийного выбора. И ключевая задача наших элит — найти компромисс, сочетающий их интересы и при этом закладывающий вектор будущего развития страны.

У элит есть свои специфические интересы, но те правомочны до тех пор, пока не вступают в очевидный конфликт с интересами государства. И мы слишком избалованы стабильностью, чтобы перенести нестабильность. Этот вариант в сложившихся условиях должен быть исключен по определению.

Выбирая Будущее, элиты неизбежно приходят к разумным компромиссам. Если, конечно, их представители собираются жить в собственной стране и иметь гарантии свобод и неприкосновенности собственности. Специфика Казахстана в том, что такие гарантии могут быть только взаимными.

На платформе политического Центра (в его подлинном смысле) возможно выстраивать долгосрочный проект, призвание которого — обозначить или создать возможности Сложения сил тех, кто может сегодня находиться по разные стороны личностных и сиюминутных для интересов государства противостояний. Если партийная система будет выстраиваться в прежней логике, как противоборство фаворитов и обиженных, она будет работать во вред. Другой вариант — формировать ее вокруг идей.

Строить проект на долгосрочных материалах, ориентируясь на тех, кто здраво сочетает профессионализм и патриотизм. Остальное — второстепенно, частные методы уже будут предложены и положены в основу «правых» или «левых» решений.

Центр в этой схеме — это базовое понимание интересов государства. То, в чем сходятся и правые, и левые. Это идеология национального развития. Именно для него завершившимся политическим периодом созданы экономические предпосылки и стартовые возможности. Конкурентоспособное в окружающем мире государство выстраивается на основе внутренней конкуренции. И если говорить о политическом блоке, то это развитая партийная система.

До сих пор ее нет. Вернее, есть слова и обозначения, но нет того, что они обозначают.

Возможно, рассуждать о том, справилось ли чиновничество с разовыми тактическими поручениями, данными ему в области партстроительства, но стратегическое направление провалено им полностью.

В этой ситуации не просто присутствует, но непосредственно востребована возможность нового, профессионального, партийного проекта. Вернее всего назвать его Проектом сложения сил, в котором программно воплощены цели и интересы разных политических и экономических групп. Даже не просто учтены, но системно задействованы: поскольку сложение сил предполагает сложение интересов. Формирование такого баланса интересов необходимо как Общественный договор элит на переходный период: все признают, что есть различные, в том числе и противоречащие, мнения по частным вопросам, но такие различия не вправе заслонить собой общее. Общая задача — сохранить страну, придать смысл ее существованию и развитию, доказать соотечественникам собственное право на место и роль политического класса.

Партии сегодня больше имитируют политический процесс, чем развивают его. За большинством из них закрепился образ «лидерских», что противоречит самому смыслу партии. Программная составляющая всех партий сводится к занудным благим пожеланиям, партии не выполняют свою общественную роль проектных центров национального и государственного развития. Они по большей части вообще ничего не предлагают, только поддерживают очевидно перспективные идеи со стороны.

Эти партии — отстойник для чиновничества, утратившего реальные политические должности и до времени переведенного в резерв. Разумеется, чиновник стремится вернуться в реальную политику, к своему партийному статусу относясь как к временному досадному недоразумению.

Для нас важно осознать, что в этой ситуации не действовать и выжидать — значит, отдавать дело на откуп экстремистам, провокаторам и интриганам. Тем, у кого нет и не предвидится никаких позитивных ценностей, превышающих личные амбиции. И если мы не будем активны в этом проекте сегодня, то отдадим его им и потеряем навсегда.

Оставлять центристское поле пустым означает провоцировать приход туда радикалов и экстремистов — не чьих-то персональных врагов, а врагов государственности. Это должно стать общим осознанием как власти, так и оппозиции, всего гражданского общества. В этом залог возможности быстрых и правильных действий по выправлению ситуации и предотвращения любых экстремальных перегрузок.

Известность и узнаваемость нынешних партийных мастодонтов малого стоит, если это отрицательная узнаваемость и верность власти как механической функции, а не Власти как Казахстанской идеи. В случае малейших политических потрясений и подвижек эти мастадонты забиваются в угол, норовя спрятаться за что-нибудь мелкое и неприметное. Большим проектам всегда не хватает мобильности и инициативности, переход в режим нетривиальных решений для них равносилен панике.

Прежняя партия власти имеет, как сказал бы менеджер, плохую «кредитную историю». Один только уход представителя ее руководства в оппозицию и его последующие реплики оттуда аннулируют партийный бренд как таковой.

Накануне последних выборов ряд движений власти показал понимание ею искусственности существующих партий и стремление исправить такое положение дел, инвестируя некоторые новые политические проекты. Однако внутренняя логика наспех формируемых движений оказалась несостоятельной, а время выхода на первые позиции было выбрано стратегически неверно. Он утонул в изобилии более существенных и понятных информационных поводов, прежде всего, самой же президентской избирательной кампании. Неудачный или безликий старт любого проекта не дает оснований продолжать строительство на той же площадке (вторичность не имеет прощения), а смена имени возможна только в двух случаях — по факту взятия стратегической высоты или как следствие заключения коалиции с другими авторитетными силами в обществе.

Программные установки новых движений вызывают ряд вопросов. На наш взгляд, излишней и неверной была настойчивая апелляция к политической воле среднего класса. Вряд ли он представляет у нас значимую социальную группу. Тем более эта группа населения исторически наиболее пассивна и осторожна в политическом смысле, особенно в эпоху перемен. В сложившейся ситуации необходимо обращаться не к среднему классу, а к широкой общегражданской патриотической коалиции. И акцентировать тему патриотизма и достоинства, а не тему собственности. Любая мелочность вызывает только массовое недоверие и отторжение.

Поле профессиональной политической партии до сих пор не занято. То, что предлагаем мы, имеет, по меньшей мере, три существенных отличия от стереотипов вчерашнего дня.

Во-первых, профессиональная партия не станет просто лидерской площадкой. Важнее фамилий — высотные позиции идеологии национального рывка, конкретные предложения по противодействию национальной апатии, безразличию и безверию, работа с молодежью и подрастающим поколением, разработка собственных культурных программ, способных составить конкуренцию наступающей на сознание казахстанцев пропаганде паразитических и потребительских стереотипов. Политика важна, но вторична. Нам необходимо поколение, способное выдерживать перегрузки перемен, способное быстро меняться. Выиграть выборы — это, несомненно, важно. Но сначала необходим массовый электорат, отдающий сознательное предпочтение настоящим национальным ценностям. Без массовой пропаганды этих идеалов любые политические проекты виртуальны.

Во-вторых, формирование профессиональной партии начинается снизу, с объединения различных общественных инициатив. Актив формируется не за счет чиновничьего десанта. Он мобилизуется из сторонников солидарных общественных структур, из тех, кто не реализовал, но способен реализовать свои таланты в политическом ремесле. В конечном счете, наша кадровая задача — подержать амбиции нереализованных потенциальных профессионалов. Они есть в любой стране, но в нашей до последнего времени были слишком мало востребованы.

В-третьих, круг участников и сторонников профессиональной партии пополняется за счет до сих пор деполитизированных групп населения. Тех, кто не видел до этого смысла и жизни в многочисленных существующих партиях. Мобилизация деполитизированного и аполитичного электората — важная задача гражданского общества. При этом открываются новые возможности использовать социальную энергию таких групп. На практике они часто оказываются более активны и самоотверженны, чем регулярные посетители выборов. Речь в первую очередь идет о деполитизированной молодежи.

Безусловно, поставленная задача предполагает, что интеллектуальная планка проекта высока. Но без больших целей нет больших свершений, нереально добиться успеха, не ориентируя своих сторонников исключительно на призовое место. Проект национального рывка уже своей постановкой вопроса предполагает самоуважение всех его участников. Списывать старые и чужие политические программы — неверно. Прежде всего оттого, что неинтересно.Мы уверены: на сегодня лимит политических решений старого образца исчерпан. Мы стоим перед необходимостью массового привлечения в публичную политику адекватных людей. Только партийный проект способен дать решение проблемы. При этом он одновременно решает ряд смежных социально-политических задач, таких, как формирование пластичной, способной к изменениям, предсказуемой политической системы. Такой проект работает на упреждение любых попыток использовать в Казахстане цветные сценарии «третьего мира», обесценивающие любые гарантии и утверждающие произвол. В гарантиях же заинтересованы все — от олигархов до самых безразличных к предпринимательству.

Нам необходимо общее понимание того, что Проект сложения сил — главное, в чем нуждается политическая система страны. Нам необходима пропаганда национальных ценностей, делающая людей сильными и незакомплексованными созидателями. Нам нужна широкая общественная активность от верха до низа — без нее диалог власти и народа невозможен. Нам нужны пропагандистские возможности, которые предоставляют современные СМИ, в первую очередь электронные.

Впрочем, все это лишено смысла, если не принять для себя главного. Проблемы на пути и возможны, и неизбежны. Но для тех, кто сознательно выбрал такой путь, Проект сложения сил становится не просто оригинальной идеологической разработкой. Нет, он становится профессиональным проектом всей жизни.


Автор Комментарий
Аватар пользователя Ajdar.
Сообщений: 221
С нами c 2007-02-11

Казахстанская Партия Сложения Сил (КПСС).