Ich Liebe dich, Лили Марлен


Заболела у меня ножка. Сейчас то, слава богу, уже прошло, а на той неделе даже хромал. И вот иду я в одно учреждение — опираюсь на зонт-трость, прихрамываю через вестибюль, и тут из чуланчика — кладовки для вахтеров, выскакивает женщына и зычным голосом меня останавливает.

Причем я вижу, что люди впереди меня проходят свободно, и за мной тоже проходят — то есть она меня по принципу хромоты выделила в разряд больных, следовательно — социально незащищенных, и которых пускать не следует. Не смотря на приличный пиджак. Потом, конечно, внимательно посмотрела, столкнулась со мной взглядом, да и пиджак, видимо, сработал и женщына, ни слова больше не говоря, ушла храниться в свою каптерку. Я же подумал — а если бы на мне была джинсовая куртка?

Так, примерно, мы относимся к убогим, инвалидам и бедным…

Из России пришло сообщение о том, что там скины убивают бомжей — типа очищают нацию. Если это так, то страшно. И скины, конечно, скоты — но что-то слишком много про них сообщений, последнее время — очень похоже на государственный пи-ар. Просто все нтв на них работает — а тут ведь как с художественной акцией — в галерее ее видят от силы несколько десятков человек, но если есть телекамера — уже сотни тысяч.

И со скинами что-то не понятно — толи ими пугают, чтобы как повод использовать, толи подымают их куда-то…

Из России, опять же, пишут — роман красного мракобеса Проханова выпустило крутейшее интеллектуальное издательство Ad Marginem — АлександрПроханов. «Господин Гексоген» ( М, Ad Marginem, 2002). Роман про взрывы в Москве, Путина, тайный орден КГБ, бабочек, и, самособой разумеется — мировой еврейский заговор. Роман в авангардном издательстве втискивается между перепиской Ясперса с Хайдеггером,прорывными вещами В. Сорокина и Бодрийяром. Говорят, что в нем Ленин сторожит Кремль от подземного Змея, Евгений Киселев превращаетсяв мобильный телефон, Немцов — в собаку, а Путин — в радугу. У нас в магазинах я пока романа не видел, но наверняка скоро привезут -желающие смогут ознакомиться. Текст, очевидно, сакральный.

На кубе.кз пишут, что Казахстан все больше идентифицирует себя как европейская страна — люди декларируют европейские ценности. Все относительно, конечно, как и ментальное выпадение России в Азию, и тут сам черт ногу сломит, но все же, все же…

Путешествуя в Азии, ночуя в чужих домах,/ в избах, банях, лабазах — в бревенчатых теремах,/ чьи копченые стекла держат простор в узде,/ укрывайся тулупом и норови везде/лечь головою в угол, ибо в углу трудней/ взмахнуть — притом в темноте — топором над ней…

Бродский не утешает. И не впадает в отчаянье. Он констатирует. На тех высотах, куда он забирается, слишком разреженный воздух, для того чтобы срываться в крик. Он умер, мы продолжаем жить в описанной им реальности.

Небольшой особняк на проспекте Сарданапала./ Пара чугунных львов с комплексом задних лап…

Четвертый том из издания Пушкинского фонда — «Сочинения Иосифа Бродского» (СПБ, Пушкинский фонд, 1998) включает стихи с 87 по 96 год. В этом же томе алфавитный указатель всех стихов с 1 по 4 тома, все можно найти.

Помните фильм Фасбиндера «Лили Марлен», через который от начала до конца проходит эта самая песенка о Лили Марлен, подружке немецких солдат. В четвертом томе есть перевод этой песенки неизвестного автора — моя Лили Марлен. Не знаю, к чему это. К тому, что у Бродского можно найти немецко-военные песенки, или к тому, что все, что нам нужно, это только любовь. Скорей ко второму.