Партстроительство в Казахстане: Поиски новой элиты


Конкурентоспособность Казахстана на внешней арене, позиционируемая сейчас как национальная идея, невозможна лишь в одной — экономической — плоскости. Неизбежно рост экономики и ее интеграция в мировое пространство вызовет необходимость серьезных изменений в политической системе страны.

Собственно, изменения эти давно анонсированы и прорабатываются как в рамках государственной комиссии по демократизации, так и институтами гражданского общества, пока, к сожалению, слишком слабыми, чтобы серьезно влиять на политический процесс. Проблема не в слабости этих институтов - проблема в причинах. Но у нас, по обыкновению, пытаются решить проблему, исправляя последствия и придавая им «цивилизованный» вид. Но косметический ремонт способен создать лишь дополнительные проблемы, отодвинув на время кардинальные, жизненно необходимые современному и конкурентоспособному обществу, перемены.

Политическая система страны на сегодня не тождественна общепринятым стандартам партийной демократии. Действующий политический класс не раз легитимизирован посредством выборов, но при том изначально он все же вышел не из демократической системы, а из советского периода. Отсюда определенная инерция советского стиля, что для переходного периода объяснимо и неизбежно.

Партийная система в ближайшие годы способна действовать исключительно в учебно-тренажерном режиме, быть кадровой школой будущего политического поколения. Вернее, она должна быть способна - при условии существования политической конкуренции.

Недавняя интеграция партийных брендов, осуществленная при подчеркнутом участии Президента, не просто уменьшила количество политических объединений. Она стала символическим завершением некоторых пробных проектов, которым не случилось стать приоритетными.

Партия «Асар», в рамках общего курса управляемой демократии представляла собой в большей степени открытый и модернизационный проект. Фактически «Асар» создавал плацдарм для проамериканской и шире - прозападной части элиты, готовой встраиваться в стилистические и нормативные требования «первого мира». В этом смысле совсем неслучайно, что именно вокруг Дариги Назарбаевой аккумулировалась полуофициальная внешнеполитическая активность, именно ее каналы использовались для привлечения политических инвестиций.

С отказом от проамериканского проекта «Асар» занимает бесперспективную позицию и логично, что партия идет под снос.

Присоединение к «Нур - Отану» Гражданской партии, лоббистского подразделения Евразийской финансово-промышленной группы, означает фиаско политической активности «компрадорского капитала». Во всяком случае, снижает его действенность. Евразийская группа остается без легального агента влияния и принимать участие в процессе может теперь только опосредованно. Неизбежный в рыночной стране лоббизм, в итоге, окончательно становится «теневым» и почти неотличимым от обыкновенных коррупционных схем.

Присоединение к правящей корпорации Аграрной партии ничего не меняет в принципе. Оно просто обозначает тенденцию несколько более четко: зерновой бизнес также консолидирован в новую президентскую партию.

Если «Асар» и две лоббистские партии хотя бы теоретически опирались на ресурсные возможности, оппозиционный сектор их лишен. Максимум, на что он может претендовать - симпатии определенной части непроизводительного сектора экономики (банки и финансовые группы), но такая перспектива в новых условиях менее вероятна, чем раньше.

Ориентация на дальневосточные демократии, которые по принципу своего построения - не «третий мир», но в то же время и не «традиционный западный вариант», не принесла ожидаемых результатов. Конечно, в Корее или Японии политические партии - это совсем не то, что в Германии или Франции. Однако и на Дальнем Востоке власть структурируется политическими партиями, через них идет реальное формирование бюджета, кабинета, референтного окружения, даже выдвижение преемника сегодняшнего лидера. Там партии весьма стабильные, а не зыбкие общественные институты. И их позиция - внятная и узнаваемая простыми избирателями. Именно их позиция, а не одни только портреты лидеров.

Политическая система Казахстана, в то же время, не является партийной и в западном, «классически - демократическом» понимании. До последнего времени борьба партий сводилась к тому, «кто лучше вождя славит». Никакой другой идеологической разницы между отановцами, асаровцами и ГПК не было. Просто одни предпочитали славить Президента традиционным способом, а другие - под рок-н-ролл. Коммерческие интересы были разные - но это не обозначалось публично. Было очевидно, что электорат, к которому они обращались, состоял из одного единственного человека. И ему, Президенту, предлагались по-разному сформулированные варианты поддержки.

Совершенно закономерно их нынешнее слияние в одну «партию власти»: власть - единственная тема их активности. Иными словами, основные партии группировались вокруг лояльности действующей власти, а сейчас партийным функционерам предстоит бороться за титул «самого лояльного» меж собой внутри огромной и неповоротливой «мега партии».

В оппозиционном секторе также не наблюдается никакой алхимии идей. Партии, выстроенные под лидеров, отличаются только тональностью недовольства Президентом - от ворчания до крика.

Отсутствие политических программ следует из того, что в качестве программ предлагаются общие пожелания и ничего не означающие пустышки - «богатый Казахстан», «достойная жизнь», «справедливое общество». Отсутствует диалог об идеях и методах их осуществления. Названия партий часто бессмысленны. Трудно понять, что именно социал-демократического можно обнаружить в личной партии оппозиционера Туякбая. Партии называют как яхты - «чтобы звучало».

Партии в реальной политической жизни Казахстана - условность; они существуют отвлеченно и автономно от политических реалий. Они совершенно независимы друг от друга: партии - отдельно, реалии - отдельно.

Отсутствует спектр «правые-центр-левые», есть лишь «уместность», мотивированная сиюминутно и всякий раз по-разному. Бизнес лоббируется через коммунистов, национальные ценности могут формально заявляться откровенными космополитами. Политический спектр, как уже говорилось, выстроен не по идеям, а по ориентации «за-против» действующей власти. И даже не власти как таковой, а конкретных персоналий, что и лишает любую оппозицию простора для маневра, для проявления конструктивности и способности участвовать в гражданском диалоге.

Электорат существующих политический партий совершенно не определен, нет никакой работы, программ, учитывающих социальные интересы, ценностные ориентации. Фактически, «электорат» как таковой существует лишь на бумаге - в трудах и отчетах политологов, социологов и партийных функционеров. Точно так же, как и сама партийная жизнь - «для галочки». Однако жизнь вокруг развивается вполне реально, и процессами невозможно будет управлять посредством нарисованных «галочек» - исторический прогресс сам диктует необходимость серьезной реформы.

Нынешняя политическая система РК предполагает партии лишь в качестве элементов политического декора. Что делает политический дизайн более «общепринятым», но не более того.

Правильно будет, учитывая подобную систему, задаться вопросом: какой путь изберет в качестве наикратчайшего начинающий карьерист, чтобы добиться быстрых и внушительных успехов в политике? О партийной карьере он будет думать в последнюю очередь - даже СМИ на сегодняшний день являются более весомым общественным институтом, чем «партии». И более эффективным трамплином для движения вверх.

И отраслевой лоббист, и политик-одиночка, и амбициозный чиновник имеют перед собой внятные и действенные, на практике развернутые алгоритмы движения по властной структуре. Партийный путь - наименее очевидный. Зато использование партий для почетной ссылки, а также переход из оппозиционных во властные партии и обратно - повсеместно используемая практика.

Все это склоняет к очевидному выводу: мало сказать, что существующее политическое устройство не основывается на системе политических партий. В существующей системе этим партиям вообще нет места, они просто оформляют собой кадровый запас административного ресурса или используются для удовлетворения амбиций кадровых неудачников.

Главной своей роли - политического ресурса - политические партии в Казахстане не соответствуют. Класс политиков практически на сто процентов восполняется за счет чиновничества, при этом одни (условно успешные) идут в провластные структуры, другие (неудачники) пополняют собой оппозицию. Но ни в том, ни в другом случае апгрейд власти не инициируется партиями. Существующие исключения единичны и нетипичны. К тому же они отвечают образу «аналитика и публициста», «доверенного референта», но вот «публичного политика» - никак.

Кстати, то же относится ко многим персонам второго эшелона власти - они в лучшем случае «доверенные референты». Их близость к власти основана на симпатии последней, но не на политическом балансе, придающем безотказную прочность их сегодняшней позиции.

Это лидера сенатского меньшинства США нельзя уволить, как бы он не досаждал власти. А уволить собственного референта - элементарная задача. К тому же позиция в структуре власти того или иного политика произвольна и не связана с прописанными обязательствами перед какими-либо группами, тем более - партиями.

Новая политическая элита до сих пор не сформирована, поскольку попросту отсутствуют механизмы ее формирования. Заявленные программы демократизации и повышения конкурентоспособности неизбежно столкнутся с основной проблемой - катастрофической нехваткой кадрового ресурса. Чиновничья машина по определению неспособна быть генератором идей - это машина исполнительная. Креативную функцию могут и должны взять на себя политические партии. Но если между ними не существует реальной конкуренции, о каком развитии идей может идти речь? Построенная по образу и подобию чиновничьей пирамиды «партия власти» изначально лишена способности рождать идеи и проекты - единственная идеология «Нур-Отана» - это иерархия. И главный, да пожалуй - единственный - стимул для партийца - это нахождение в «обойме». Даже стимул личного политического роста предполагает единственный механизм удовлетворения амбиций - интриги, с целью вырасти в иерархии. Заявление же собственной позиции чревато автоматическим причислением к оппозиционерам и даже клеймом «противника президента». Болезненная логика нынешней недостроенной модели: если все, кто «за» президента идут в «Нур-Отан», следовательно, все, кто с «партией власти» не согласен по каким-то вопросам - «не свой». При том, что и чиновничья машина государства, и сама партия власти (из того же теста слепленная) на самом деле имеет богатый человеческий потенциал - что прекрасно видно по успехам в развитии страны - этот потенциал реализуется едва ли наполовину. Инициатива сковывается, а рост новых кадров блокируется. И это не саботаж с целью не допустить молодых и дерзких - это естественное проявление системы. Системы, где борьба за власть происходит не по принципу «войны идей», а заменена аппаратными интригами.

Отчего это происходит? Первый, напрашивающийся, вывод - очевиден. Система только трансформируется в равновесную демократическую схему разделения властей, а наличие баланса партий - последний этап выстраивания такой схемы. То, что время не пришло, следует и из того, что нынешние управленцы пришли во власть не на парламентских выборах - они прошли фильтрацию партийно-советского аппарата и запрограммированы на однопартийное мышление - в этом их поколенческая особенность.

Между прочим, такое генетически однопартийное мышление истеблишмента проявилось летом 2004 года, когда была продемонстрирована неспособность адмресурса (информационного в первую очередь) работать на две партии власти одновременно. Такие попытки способны привести либо к системному сбою мышления, либо к откровенной обиде - мол, власть делит чиновников на первосортных и второсортных, одним отдавая «Отан», другим, кто не так ценен - «Асар».

Но есть и более важная причина у подобного положения вещей. И в этом смысле Казахстан скорее типичен для Содружества. Наш менталитет не предполагает доверия идеям и лозунгам. А именно они, абстракции - смысл политической партии. Мы больше ориентированы на личности, на лидеров. Вот им доверяют и их ненавидят. Партии если и воспринимаются, то только как лидерские. Любая партия в СНГ эффективна в той мере, в которой отказывается от традиционно партийной линии поведения и становится «лидерской». Она либо прямо ассоциируется с популярным политиком в качестве его (или их) персональной избирательной машины, либо докупает себе известных артистов-фигуристов. Все это делается с единственной целью - максимально увязать себя в общественном сознании с узнаваемыми лицами. А вот идеям и словам люди доверять не склонны.

Самый простой и тупиковый путь - принять это за аксиому и не делать даже попыток для изменения сознания общества. Однако же за прошедшие после развала Союза годы общество в значительной степени избавилось от «совкового» мышления в экономической сфере и принимает рыночную экономику как значительное завоевание. Это доказывает возможность прогрессивно изменять менталитет.

Но никакого внятного идеологического поля на сей день не существует. Следовательно, нет и политической борьбы. Существует только статусное противостояние «власти» и «не-власти». За Назарбаевым стоят стабильность и созидание. Это ключевые ценности для деполитизированного избирателя, но они абсолютно внеидеологичны.

За оппонентами Назарбаева - только лозунг перераспределения национального продукта. И единственный выдвинутая идея о том, что нынешнее его распределение несправедливо. Популистские и очень часто бессодержательные призывы к справедливости стали той платформой, на которой объединяются недовольные. Но у существующей оппозиции нет позитивных идей для объединения. Они консерваторы или социал-демократы? Любой из них собьется и уйдет от ответа на вопрос. Они готовы говорить о справедливости (даже туякбайский альянс использует «справедливость» как заклинание). О справедливости говорил Галымжан Жакиянов, но в позитиве - ничего. О прожорливых олигархах вел долгие передачи в тандеме с Петром Своиком олигарх «Бутя». Обличает несправедливый режим один из его вчерашних первостатейных чиновников Туякбай. Все это - уныло предсказуемо для неоранжевой части СНГ. (Хотя, чтобы решить такую проблему, не обязательно становиться оранжевыми). Политическая ориентация этих людей просто не просматривается, на ее месте белые пятна.

При этом участники политического процесса вполне ассимилированы к нему, не ищут новых решений. Сегодняшняя формальность партий не препятствует им в достижении целей. Они вполне научились обходиться без полноценных партий.

Единственный политик, который проявляет волю, чтобы радикально переформатировать сегодняшний «чиновничий» стандарт формирования элит - это Нурсултан Назарбаев. Такая задача прямо следует из обозначенной им стратегии политических преобразований, которые последуют за экономическим рывком Казахстана и будут не менее глобальны и существенны. По существу, подлежит переаттестации весь политический класс. Нынешняя элита доказала свою способность следовать за сильным лидером и быть пластичной. Но самостоятельно вести страну она не в состоянии. Именно из-за отсутствия открытой конкурентной борьбы.

Даже простая легитимизация «партий влияния», существующих сейчас закулисно, преобразила бы политическую жизнь страны, причем, совершенно не «взрывая» ее.

Обойтись без установки на зеленый свет партийному строительству при переходе к сильной и устойчивой президентско-парламентской республике (курс на нее наиболее очевиден и предпочтителен) невозможно. Без такого перехода принцип восполнения элит остается прежним, что едва ли соответствует ожиданиям и историческим задачам.

С одной стороны, партийное строительство - тот сектор политической жизни страны, где логично прогнозировать наибольший инвестиционный бум. Это и шанс реализоваться тем, кто не реализован в нынешней элите. В то же время, ресурсный запас власти сейчас позволяет осуществить такие локализованные сдвиги политического ландшафта, не нарушая обстановки стабильности в государстве.

С другой - партийная система важна уже не как витрина для западных демократий, а как центральный принцип обновления политического класса, как фундаментальное условие кадровой предсказуемости и стабильности государства.

 


Автор Комментарий
Адилет (не проверено)
Аватар пользователя Адилет.

Статья, очень интересная .
Не знаю этично это или нет? Но у меня есть ряд интересных вопросов к Вам, в связи с исследовательской деятельностью политической и гражданской деятельности в Бишкеке. За определенное время мною было проведено много исследований, в частности большое число отзывов по поводу вашего инвестиционного участия в росте экономики Бишкека.
К сожалению в Вашем личном Блоге, я так и не нашел электронного адреса, поэтому оставляю свой : adiletbostanov [at] mail [dot] ru

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Иногда, от журналистической статьи, такие люди теряют больше, чем от Уголовных...

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

тупая статья. ржу не могу!!! Точно даже не для средних умов!

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Статья не для "средних умов!

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Avtor stat'i - chlen sem'i bezhavshego iz Kyrgizii korrumpirovannogo Akaeva. Nyne prozhivayushii v Almaty na den'gi, "zarabotannye" pod kryshei Askara Akaevicha. Tol'ko eshe odnogo takogo vykinutogo Kirgizskim narodom "politika-oligarha" v Kz ne hvatalo! I vodki tvoei "Adil" ne nado - mozgi i zdorov'e kazahskoi molodezhi travit'!!!