ЧК!


(правдивая повесть о разгуле)

Аиме,
Феликсу Дзержинскому,
альбому «НезаконНоРожденный АльХимик
доктор Фауст — Пернатый Змей» Бутусова
& Каспаряна,
Александру Баширову («Дебошир»),
весеннему тестестерону —
дебютная повесть «ЧК!» -
коллектива — «Проект: Аsпаzdык»,
— посвящается.

ЧК одевает черную кожу.
Сдирает поверхность с тел смельчаков…
ЧК задевает углы, стирает пространство,
Время доводит; бросая в застенки bluroвых снов…
ЧК не спит, гремит в воронках.
Двигатель страха, имитататор судьбы…
ЧК устаёт от кромешности злобы.
ЧК ненавидит пассивности дров…

Над городом носились стаи ворон, а по безлюдным городским проспектам и узеньким трущобным улочкам носились лакированные зловещие воронки. Воздух, как будто бы, — утробно и пугаясь, выдавливал — небо и вода, к нам пришла ЧК! День, также, казалось бы, испугался ворон и воронков, — трусливо спрятался, уступив место смури. Даже собаки куда-то исчезли и по городу бродили одни лишь гладкошерстные коты и их подруги, — кошечки. Но даже эти гордые существа с опаской смотрели на тёмные силуэты ворон и уважительно сторонились от воронков. Все они боялись ЧК!

В тот час, когда душа лишилась огонька, — Назик Оргазымов еще думал об Аполлонии, Венере Подпитой и македонском эликсире…. В те ветреные моменты, когда Назипа ещё спала на вершинах бессмертных гор, покрытые деревьями Ангелов и тянь-шаньскими елями, вот именно тогда произошло всё то, что описано в правдивой повести о разгуле, под именем «ЧК!», где Tima Altrueast повествует о том как:

Илюх Волосатый Брюх ударился о красный камок, затем ушёл в подполье. Подполье находилось в рыбном цеху. Илюх Волосатый Брюх лежал на подпольном выцветшем диване, и вдыхал запах подпольных чешуйчатых рыб. Курил подарочные сигареты (21 сигаретка в пачке), дрожал и ел пельмень подбульонный (вес: 51,793 грамма). Он с ужасом ожидал ЧК. Чтобы крыша окончательно не поехала от ужаса, — он решил сыграть песню «Фашисты идут!» группы «Молох»… Но не тут то было! Ведь Илюх Волосатый Брюх потерял медиатор. А кто по вашему играет песню «Фашисты идут!» группы «Молох» без медиатора?! Поэтому в Илюху Волосатое Брюхо вновь вселился ужас. Ужас имя, которому — ЧК!..


После того как Лёлик Вейдер был благополучно отправлен в подпольный ДОМ Офицеров, — Константин Бабун вспомнил рязанское лицо Анастэш, затем его раздумья плавно опустились до уровня могучего и притязательного зада Анастэшки и тогда, Константин Бабун забыл об усталости, которая навалилась на него после отправки 86,643-килограмового Лёлика Вейдера в подпольный ДОМ Офицеров. Он поправил свой баг и направился на 9-ый Юг, вспоминая об Анастэшке. По пути он купил 67,35-дециметровый батон и начал уплетать его сразу. Быстро и безжалостно! Только беленькие крошки оставались за шагающим Константином Бабуном! Затем, вдруг, он стремительно помчался, сжимая уже 34,085-дециметровый батон, с неровным изъеденным краем. Он так конкретно чухнул потому что ему вдруг показалось, что к нему приближается
ЧК! До 9-го Юга он добежал за 17,674 минуты! Кто-то из вас может ухмыльнётся. Ну и фиг с такими. Посмотрел бы я на того, кому покажется что за ним гонится сама ЧК! Вы бы добежали до 9-го Юга и за 14,037 минуты, а если бы Константин Бабун действительно испугался ЧК, — он без проблем добежал бы и за 12, 678 минуты! Так что идиотские ухмылки и смешки по поводу скорости Константина Бабуна в высшей степени неуместны! На 9-ом Юге — Константин Бабун перевёл дух и жадно докушал свой 34,085 дециметровый батон. Затем перевёл взгляд на пики бессмертных гор и заметил, что Назипа чертыхаясь и кряхтя, — проснулась. Только иерографические деревья Ангелов и голубоватые тянь-шаньские ели всё ещё спали, растворённые в снежном паре, запахе моха и дыму сигареты «Сдохни Сталин!», которую запалила не выспавшаяся и злая Назипа. Константин Бабун решил уходить в подполье, ойткенi ему вновь стал чудиться запах приближающейся ЧК. В подполье он ушёл на квартиру к Михую-Аю, о котором ещё не знало ЧК. Поэтому хата Михуя-Аю (точнее берлога) — осталась не засвеченной для ЧК.

Скрываясь от ЧК, — Казпер ТА ушёл в подполье и жил на квартире, недалеко от детского сада, где он спал по ночам (для конспирации). Слушал грустные песни бедуинов, слушал неизвестный (впрочем, как и 3 остальных) подпольный CD группы «К вечеру ветер придёт с Чимбулака» (КВПЧ), слушал песню «Street fighting man». Ел борщ и искал Солнце в себе. В детском саду Казпер ТА познакомился с girl.

Лёлик Вейдер, Константин Бабун, Казпер ТА и Илюх Волосатый Брюх ушли в подполье. Лёлик Вейдер в подпольном ДОМе офицеров. Константин Бабун обрёл подпольное пристанище в квартире-берлоге Михуя-Аю, там он изредка питался 67,35-дециметровым батоном (который великодушно приносил Михуй-Аю, вместе с собственным мёдом монополистического объединения «Бал-бес»). Илюх Волосатый Брюх ушел в подпольный рыбный цех. Казпер ТА подпольно ночевал с 154,187-граммовым борщем и с girl в детском саду. Четверо ушли в подполье, скрываясь от ЧК! Они были соратниками. Тех за кем охотилась безжалостная ЧК. Невозможно соратникам длительное время находиться вдалеке друг от друга. Такова драма. Индивидуальное подполье not forever. Поэтому в атмосфере абсолютной секретности, в автономной дислокации соратниками был разработана операция. Операция «Проект: Аsпаzdык». Никто из них и не предполагал, что на месте стыковки их будет ждать засада… ЧК не дремлет!

Когда четыре соратника вошло в кулинарию, — к ним подошла ЧК…Она была как всегда тепловатой, на груди виднелась какая-то прямоугольная надпись, с нарисованным орлом, орденами и веночками. Она была не высокой, но достаточно плечистой. Талия практически отсутствовала. Соратники поняли бегство невозможно, и они встретили ЧК достойно. Подобно героям, т.е. с пылающими сердцами и железобетонными лицами. Герои погибают, но не сдаются! Такова их стезя, таков их fatum, таков их рок!

ЧК великодушно ждала… Четыре соратника сидели и хмуро наблюдали друг за другом, изредка бросая пламенные взгляды на невозмутимую и ненавистную ЧК. Наконец, Константин Бабун выдавил: «Ну чё ждать?! Наливай!». Лёлик Вейдер опустил гордые глаза на мраморный пол кулинарки. Казпер ТА кратко резюмировал: «Водка — наш враг. А мы врагом не боимся!». Илюх Волосатый Брюх ругнулся, — бережно взял ЧК за податливые округлые бока. Посмотрел на лица соратников и разлил ЧК по стопарикам. Герои одновременно и тяжело вздохнули. На дне ЧК плескалось 0,00641 галлона…
Продавщица (вес: 98,598 килограмма), старая и слащавая, с неприличной моложавостью пошутила: «Мальчики! После чекушки пузырь брать будете?» и мерзко трусливо хохотнула. Четыре соратника с ненавистью уставились на стопарики…

__________________________

Она уходила по-казахски. Можно уходить по-английски, т.е. уходить не прощаясь. Она же уходила по-казахски, т.е. она прощалась, но не уходила. Казперу ТА не очень нравилось, когда girl уходила по-казахски. Точнее он это конкретно не переносил. Плюс он был обессилен после ударно-трудовой ночки, побаливали почки, спасали лишь моргающие звёздочки. Эх, эти nicegirlушечки, милые душечки, жаркие пампушечки!!! Sorry, вернёмся к прозе. Кожа на коленях были содрана. Это Казперу ТА тоже конкретно не нравилось. Он сказал ей: «Кызымка всё было жаксы…». Она посмотрела на него лежаще-скучающего, а после исподлобья и интимно выдула: «Особенно в конце…», Казпер ТА не знал, что ответить, поэтому заметил ей, что: «В конце всегда так…». Она вышла из его логова, качающаяся и улыбающаяся через 2 часа 47,095 минуты (похудевшая на: 0,674 килограмма, жидкости потеряла: 0,132 литра). Казпер ТА лежал на узорчатом узбекском ковре и пил теплый Cacao. После он всегда пил теплый Cacao. Затем он начал готовиться к выходу в иное подполье, более глубокое. Он собрал баг, позвонил соратникам, после — перерезал все телефонные провода, сжёг бельевые верёвки, отправил кота к соратникам (из «Организации Сопротивления Кошек»), заварил все ответственные бумаги, пароли и шифры в чугунном казане (с надписью «No pasaran!!!»), вставил пористую винную пробку в отверстие 1,65-метровой ванны и включил горячую воду (temperature: 24,956 градусов по Цельсию). Затем он поел тушенки с хлебцами, почитал надписи на обоях, вылил борщ в горшочек с колючим вонючим кактусом и вошёл в сеть. Сеть плохо грузилась, because горячая вода из переполненной ванны стала заливать и плавить шины. Горячие струйки начали добираться до процессора. Казпер ТА набрал координаты и, торжественно взмахнув правой пятернёй — отдал честь монитору. Правдивая повесть о разгуле «ЧК!» повисла. Казпер ТА улыбнулся, посмотрев на твой недоумевающий не догоняющий face. Виртухай! «Проект: Аsпаzdык» в действии! «Проект: Аsпаzdык» уже не только и не столько в сером веществе Казпера ТА! Глубоко-глубоко. С «Проектом: Аsпаzdык» придётся считаться. Хочешь ты этого, или… другого не дано. Сеточки, строчечки, колючечки букв впились в твой мозжечок, пунктуация проникла в ego, наехала на super-ego, узурпировала id. Но пока ты об этом не знаешь. Because, ты пока только дочитываешь последние строчечки, где всё (как будто!) заканчивается тем, что:

Казпер ТА скрылся от ЧК, — уйдя в следующее, более глубокое подполье. Глубоко-глубоко.

Теперь он живёт поблизости от тебя, он обитает внутри тебя. Имя ему Казпер ТА! Ты будешь смотреть TV, но Казпер ТА будет смотреть вместе с тобой, — твоими глазами, указывая любимые каналы. Ты будешь лежать под одеялом, чувствовать мягенькие пёрышки сквозь ткань подушки, но Казпер ТА будет испытывать те же ощущения. Ты будешь раздумывать о триадах Гегеля, но Казпер ТА додумается быстрее. Ты будешь подносить онемевшие руки к ночному костру, а Казпер ТА впитает всё тепло, все искорки, огоньки, угольки, а твои руки покроются налётом сажи. Ты будешь на концерте, Казпер ТА первым почувствует drive. Ты будешь с подругой…, но тело Казпера ТА испытает волнения оргазма. Казпер ТА рядом с тобой, теперь он живёт поблизости от тебя, он обитает внутри от тебя. Глубоко-глубоко. Глубоко-глубоко. Живёт, радуется, питается борщём (154,187 грамм: 1 порция с мясом), наслаждается, мучается, поёт, философствует, умирает, рождается, молчит, пьёт Cacao, пишет, РИСКует, матерится, вспоминает, любит, ненавидит, спит, похмеляется, стебает, и всё также — ищет Солнце в себе. Живёт. Живёт. Внутри тебя. Глубоко-глубоко. Ищет Солнце в себе. Глубоко-глубоко. Контактирует с соратниками. Глубоко-глубоко. Глубоко-глубоко. Очень глубоко. В подполье.

ЧК снимает черную кожу.
ЧК скрывает тела смельчаков…
ЧК уходит в углы, забывает пространство,
Время уводит; Ах! Эти застенки bluroвых снов!!!
ЧК уже спит, не гремит в воронках.
Проклятие памяти, коммутатор для тьмы…
ЧК устаёт от кромешности злобы.
ЧК со слезами видит прекрасные сны…

ЧК!