БИТВА за АЗИЮ


Синопсис фильма 

Основные герои:

1.Каган Карлуков- Великий Джабгу

2.Китайский император

3.Арабский Халиф

4.Жена Джабгу

5. Бури- хан

6.Сулейман- бек

7.Кутлуг- тегин

8.Китайская принцесса

9.Феофилакт -посол

10.Марко- монах

11.Коркут-Ата

12.Шаман

13.Принцесса прокаженных

14.Зияб ибн Салих- полководец

15.Гао Сянцжи- полководец

13.Кораз- солдат

14.Дудар- солдат

15.Дервиш

16.Китайский посол.

17. Арабский посол

18.Атилла

19.Папа римский

20.Сулук

21.Поэт-Ли Бо

22.Царь прокаженных,

а так же-

23.Арабские воины

24.Китайскеи воины

25.Китайские аристократы

26.Тюркские воины.

27. Тюркская знать

28.Простой народ и т. д.

 

 

ПЕРВАЯ СЕРИЯ

Сцена № 1

Натура. Берег реки Талас. Вечер.

( Первые сутки противостояния )

Уже заходящее солнце высвечивает ряды многих тысяч воинов. Сначала китайские, потом арабские, которые противостоят друг другу. Кованые латы, кольчуги, флаги,  некоторые лошади одеты в броню. Всадники и пешие, различные непонятные орудия. Показаны детали воинского вооружения тех и других, разные лица –китайские и арабские, согдийские, тюркские, славянские. Казалось бы, эти тысячи людей должны создавать шум, но стоит пронзительная тишина. Только  лошади иногда начинают ржать.

Высоко в небе , над всем этим скопищем людей, медленно парит орел, один из символов тюркских правителей. Слышно как свистит ветер. И тогда войска, стоящие друг против друга, уже показаны с высоты птичьего полета. В это время начинает звучать энергичная музыка с восточным колоритом, то ли арабским, то ли китайским, то ли тюркским.

Идут титры- В  751 году от Рождества Христа на реке Талас  в Средней Азии сошлись два войска- арабское и китайское. Их  битва  должна была решить судьбу гигантского пространства, лежавшего посредине Европы и Азии, а так же дальнейшее развития не только нескольких народов, но и всей человеческой цивилизации

Сцена № 2

Натура. Берег реки Таласа. Вечер.

Неожиданно из рядов арабских войск выезжает всадник, закованный в броню. И начинает кричать что то по-  арабски. Понятны только слова «Аллах Акбар». Он носится галопом перед китайским войском и вызывающе машет копьем, ставит лошадь на дыбы. Араб хочет вызвать на поединок кого –нибудь из противников. И тогда  из китайских рядов выезжает не менее колоритный всадник, который скачет галопом. Оба войска свистят, кричат, звучат трубы боевые, барабаны.

Потом наступает тишина, а всадники, покружившись на конях, начинают сближаться друг с другом с копьями на перевес.  Слышно как копыта стучат по земле. И вот они уже сшибаются друг с другом. В первый раз оба остаются живых. Во второй раз тоже. Только кони убиты. Начинается рубка на мечах. Потом идет рукопашная. И, наконец, оба падают замертво. Войска молчат. Звучит тревожная музыка.

Сцена № 3

Натура. Вершина сопки. Вечер.

Люди, одетые в черные одежды, наблюдают за поединком, и когда они оба падаю замертво, тихо сползают с вершины горы. А потом садятся на коней, которые сторожит их товарищ, и галопом уносятся в темную, уже поглощенную ночью, степь.

Сцена № 4

Натура. Летний павильон в императорском саду. Ночь.

Титры – За несколько месяцев до  битвы. Китай. Летний дворец императора

 

Китайский император Сюань-Цзун беседует с поэтом Ли Бо.

Император:

- Я призвал тебя, для того чтобы музыка твоих стихов помогла развеять мою тревогу. Дурные вести принес западный ветер. Они не дают мне покоя. В стране Тюрков власть захватили карлуки  И еще одна напасть пришла с юга. Арабы наводнили этот край подобно саранче. Хотят чтобы все преклонялись их Богу –Аллаху. Того, кто не желает этого делать, они убивают. А наши доблестные войска, под предводительством  Гао Сянцжи, воюют с переменным успехом. Им ведь противостоят два тигра.  Тюрки хоть и сохраняют номинальный нейтралитет, но это не надолго.

 

Поэт:

- Когда- то давно, о Великий, я написал такие стихи

Стон стоит на просторах Китая.

А зачем Императору

Надо жить,

Расширяя границы?

Мы и так,

 Не страна, а громада…

Но я был молодым, глупым, и пустым как бамбук. А когда повзрослел, то мудрость стала наполнять меня, и я понял, что земли никогда не хватает. Ее всегда мало.  О, Небожитель, одной силы, я думаю, тут будет недостаточно. Но разве твои предшественники не придумали иного способа усмирения противника?. «Подтачивай изнутри, как червь»- такую политику многие сотни лет проводит китайский Дракон против степного Волка. А самый простой и надежный способ привязать к себе Волка, это породниться с ним. Теша свое самолюбие, он будет играть с нами в шахматы на нашем поле… и по нашим правилам. И его дети будут уже не волками. Они станут маленькими дракончиками… твоими верными подданными…

Император усмехается. Явный намек на его происхождение. Не прост, ой не прост этот поэт.

Поэт:

- Если помнишь, о Великий, мы  всегда торговали невестами, иногда поддельными, выдавая за высокородную особу простую крестьянку. Варвары все равно ничего не понимают в изящных манерах. Главное, насурмить погуще брови, нарумянить покраснее щеки и дать за нее побольше шелка.

Император пьют вино и думает о словах Ли Бо. Смотрит в сад, где в свете фонариков летают мотыльки, которые, подлетев поближе к мерцающему свету, падают пораженные огнем.

Поэт ожидает разрешения продолжить. Император опять смотрит на Ли Бо.. Тот продолжает.

-О, Луноподобный, позволь мне теперь откланяться. У поэта своя стезя. Меня ждут мои вирши. Жизнь человека коротка, искусство вечно.

Луна высвечивает удивительный по красоте пейзаж скрупулезно возделанного сада… Вишня, слива, жасмин, небольшое озеро, обрамленное бамбуком, а за оградой, диссонансом, маячит тень стражника. Император хмурится. И жестом отсылает Ли Бо.

Сцена № 5

Натура. Степная застава карлуков. Небольшая крепость. День.

Начальник заставы проверяет грамоту вождя карлуков, которая выдана послу Феофилакту константинопольского императора Константина 5-ого Копронима. Все правильно. Великий Джабгу ждет константинопольского посла. Ему выдана охранная грамота и золотая пайцза. Начальник заставы предупреждает его, чтобы они были настороже. Идут военные действия. Можно наткнуться на разъезды противников.

Тут же на заставе караван подбирает странствующего монаха по имени Марко, который тоже идет в ставку к Джабгу.

Сцена № 6

Натура. Ковыльная степь. День.

Титры – Караван константинопольского посла Феофилакта.

Караван константинопольского посла Феофилакта медленно движется по степи. Верблюды ревут. Караванщики кричат. Колокольчики звенят. На верблюдах множество тюков, а так же женщин рабынь, которые едут в кибитках на нескольких верблюдах. Лица их закрыты платками. К верблюдам привязаны цепью черные рабы. Словом типичная картина большого каравана. Звучит восточная музыка.

В большой кибитке, которую тащат несколько верблюдов сидит сам посол и Марко, одетый в монашескую рясу с капюшоном, в руках он держит большой пергамент, в который заносит латинским буквами все, о чем рассказывает ему посол.

А посол Феофилакт говорит о том, что эта земля тюрков, называется «Народом десяти стрел» -  ОН ОК ЭЛИ, или Западно- Тюркским каганатом, каганом которого был одно время Сулук. Он был из черных тюргешей и пришел к власти в 716 году. Сулук завоевал себе популярность очень просто. После каждого сражения добычу раздавал подчиненным, никого не обделяя. Его так же приняли и постоянные жители городов согдийцы. Ведь тюрки всегда предпочитали вольные степи, а в городах жили согдийцы, которых тюрки называли татами, то есть данниками. Время правления Сулука для тюрков и соглдийцев было более или менее спокойным. Хотя на западе появились арабы, которые несли свою религию веру в Аллаха, а на Востоке  китайская Танская империя стала притязать на мировое господство. Но все же эта была некоторая передышка между постоянными войнами. Черные роды и желтые ( цвет знати) тюргеши боялись при нем враждовать между собой.

Перебивка. Сулука избирают на курултае каганом. Его поднимают на белой кошме. На вершине горы. Ханы приносят присягу. Войска кричат. Простой народ радуется. Все довольны.

Между прочим  Танская империя была образована смешанными с китайцами тюрками, их называли тобгачами. Поэтому иногда тюрки так и называют Китай -Тобга. Основатель империи Тан был как раз из тобгачей. Зимой 617 года его войска взяли столицу Чанъань,  и убили императора. А в 618 году  Ли Юань объявил о рождении новой империи Тан. И помогали ему во всем этом именно тюрки, под предводительством  Шибир хана-  Кагана  тюрок.

Караван медленно движется по ковыльной степи, и успокоенные этим мерным движением, его охранники, несколько десятков человек воинов, едущих параллельно на конях, не замечают разведчиков, следующих за караваном. Лица их знакомы. Это те же люди, которые следили за противостоянием арабских и китайских войск.

Сцена № 7

Интерьер. Кибитка посла Феофилакта. Вечер.

Между тем в кибитке посла идет рассказа об истории тюрков.

Фефилакт рассказывает Марко историю появления тюрков: «Этот народ считает своей прародительницей волчицу, которая выкормила мальчика, потерявшего в сражении своих близких, а потом родила от него предков тюрков. Оттуда и пошел тюркский народ. Он дал великих полководцев, один из которых знаменитый Атилла, по -тюркски Едиль. Атилла в начале пятого века от Рождества Христова создал мощнейшую гуннскую империю в Европе, объединив всех варваров огнем и мечом, и противостоял мощи Римского государства. Это был Бич Божий предсказанный в Ветхом Завете.»

 Марко говорит, что прекрасно знает это место в Библии, вытаскивает Святое писание и читает выдержки из Ветхого Завета из Книги пророка Аввакума, где описаны кочевники:

 « …народ жестокий и необузданный, который ходит по широтам земли, чтобы завладеть не принадлежащими ему селениями… страшен и грозен он, от него самого происходит суд его…быстрее барсов кони его и прытче волков; скачет в разные стороны конница его…издалека приходят всадники его, прилетает как орел,  бросающийся на добычу… весь он идет для грабежа, устремив лицо свое вперед, забирает он пленников… и над царями он издевается, и князья служат ему посмешищем… над всякой крепостью он смеется, насыплет осадный вал и берет ее… тогда надмевается дух его….и ходит он и буйствует….сила его- бог его…».

«Сам папа Лев, - продолжает Феофилакт,- просил Атиллу не разрушать великий город. Атилла прислушался к просьбе Папы и повернул войска назад.»

Сцена №8

Перебивка.
Огромное войско. Развиваются флаги. На некоторых изображены барсы, беркуты. Но особенно выделяются золотые волчьи головы. Это войско гуннов и других варваров, в том числе германских племен. Впереди на белом коне Атилла. Перед ним сидит на повозке Папа римский. Сзади него римские войска. Их немного. Римские стяги и орлы слегка опущены  вниз. А за ними виден вдалеке Вечный город. Рим.

Атилла спрыгивает с коня. Папа вылезает из повозки. Они о чем –то беседуют. Через некоторое время Атилла садится в седло и отъезжает от Папы. И его войско медленно поворачивает на Восток. Крупным планом лицо Папы. Он плачет.

Марко продолжает записывать все на пергамент. Посол Феофилакт  рассказывает о том, что тюрки создали Хазарский Каганат, и приняли иудаизм. Создали Аварский каганат. И всегда угрожали Константинополю. Поэтому их императоры  проводили политику- «Разделяй и властвуй. Только так можно было остановить тюрков. Разделив, обманув, стравив друг с другом этих варваров.

Сцена №9

Натура. Арабский халифат. Площадь перед дворцом халифа. Дамаск. День.

Титры- Арабский Халифат. Дамаск. 

Панорама большого средневекового города столицы Арабского халифата. Между толпами торговцев, менял, прохожих ходит переодетый в одежду простого горожанина Халиф Абу аль Аббас. Он видит представления фокусников, факиров, заклинателей огня, дрессировщиков кобр. Разные диковинные вещи, которые привозят из дальних стран арабские купцы.  Наблюдает бой баранов. Петушиные бои. И выслушивает рассказ одного странствующего дервиша, вокруг которого сгрудилась целая толпа зевка. Он раньше был мореходом и торговал рабами. И вот однажды у острова Зангибар их настигла буря и выбросила их корабль на берег Каннибалов.

Перебивка. Каннибалы хватают арабов и тащат к своему царю. Капитан корабля, имевший при себе увеличительное стекло поражает каннибалов, тем, что поджигает при его помощи сухой хворост. И каннибалы в страхе. Аллах оказывается очень могущественный Бог. Потом царь каннибалов приказывает исправить корабль. А когда тот был исправлен, то сам решает проводить их. Но как только царь оказывается на палубе, то капитан решает, что на невольничьем рынке за него дадут большие деньги, и велит связать его. А корабль благополучно добирается до родины. Тут царя продают за большие деньги.  

Зеваки слушают рассказа с замиранием. А дервиш продолжает. Год проведя в рабстве, царь выучил Коран, арабский язык и стал правоверным мусульманином. Царя отпускают на родину. Тот благополучно возвращается в свою страну, и обращает каннибалов в ислам. И самое удивительное произошло, когда мореход отправляется опять в море, и опять около острова Зангибар его корабль относит на Берег каннибалов, и снова его приводят к царю.

Перебивка. И когда тот видит, что это тот самый царь, которого он продал в рабство, то теряет от удивления и страха дар речи. Царь не казнит их, а отпускает и даже благодарит, сказав, что если бы не его коварный поступок, то он никогда не поверил бы в Аллаха. Вернувшись, домой, мореход раздает свое имущество бедным и становится странствующим дервишем, слугой Аллаха.

Халиф говорит, что таких людей нужно отправлять в страну Тюрков, пусть обращают их в ислам. И слышит разговор двух торговцев о войне между китайцами и арабами.  Скоро решающая битва. Нужно уповать на волю Всевышнего, чтобы Он помог им выиграть это сражение. 

Сцена №10

Натура. Дамаск.

На невольничьем рынке халиф покупает тюркских мальчиков, захваченных в боях с арабами. Говорит своим спутникам, что воспитает их как своих мамелюков. Далее продолжает рассуждать о том, как служиться мамелюкам в его личной гвардии. Первый год мамелюк служит пехотинцем, во второй он получает уже настоящего тюркского коня, и становится всадником, ибо что за тюрок без лошади, на третий, получает меч- караджур, на четвертый имеет право на ношение налучья и колчана, на пятый мамелюку уже дают лучшее седло, узду с тюркскими звездами, каба из ткани дарош, и настоящую булаву- токмак, которую он вешает на специальное кольцо. На шестой год его одевают в анван, на седьмой мамелюк может уже ведать одеждой халифа, на восьмой становится виска- баши, имеющим свою палатку, черный войлочный головной убор, расшитый серебром и кабу из лучшей гянджинской ткани. А после восьмилетней службы у преданного мамелюка открываются большие возможности, он может заслужить чин хейль- баши, хаджиба, атабека или амира. Он может стать полководцем или наместником, какой- нибудь провинции. Хвала Аллаху!

Сцена № 11

Натура. Берег горного озера. Такой, какой его изображают на китайских рисунках. Вечер.

Тюрок карлук и девушка китаянка, это сразу видно по одежде, стоят на берегу горного озера, взявшись за руки. Джигит говорит о своей любви к юной красавице. Ван Мэй отвечает, что тоже любит Кутлуг -тегина.. Но между ними стоит непреодолимая преграда. Она дочь императора Танской империи, пусть не единственная, у нее еще множество братьев и сестер. А он хотя и тоже аристократ, но степняк. Ван Мэй плачет и говорит, что лучше умереть, чем не быть с ним.

Джигит говорит, что ради нее пойдет на все. И даже переступит родственные узы. Ван Мэй говорит, что ей уже нужно идти. Она убегает. Вдали виден дворец, где она живет. Кутлуг -тегин в задумчивости стоит на берегу, смотрит в воду. Неожиданно к нему подъезжают несколько китайских воинов. Они передают императорский приказ, что Великий Небожитель хочет его видеть.

Сцена № 12

Интерьер. Кибитка посла Феофилакта. День

Посол рассказывает Марко о том, что и Константинополь, и Китай, и Персия, и Халифат, и другие государства, всегда используют тюркских воинов в качестве наемных войск.

«Это одни из лучших солдат на свете. Они неприхотливы.  Их кони лучше всех коней переносят тяготы войны. Их вооружение самое лучшее. Их тактика самая хитрая. Они лучшие стрелки из лука, это главное их оружие. Уже с лет с пяти мальчик может на лету сразить птицу. Тюрок выпустит десять стрел, прежде чем вложит другую в лук. Он носит с собой два, а то и три лука. У него четыре глаза - два на лице и два на затылке. Вдобавок, тюрки лучшие всадники в мире. У него две или даже три запасных лошади.  И смыслит он в лечении своего коня, лучше любого ветеринара. Он скачет на своей неказистой лошадке по горам, быстрее, чем наш воин по ровной местности. Они так же обучены владеть копьем и мечом. Никто не может чувствовать себя в безопасности от их арканов. Способность воинов тюрков проникать в города через толстые стены крепостей, форсировать большие реки убеждает нас в их сметливости. Поэтому мы принимаем их в наши войска. В тоже время вне войны они доверчивы как дети, их легко обмануть. И предпочитают довольствоваться тем малым, что имеют. Поэтому от них легче чего –нибудь добиться словом и хитростью, чем силой.»   

Перебивка. Мальчик лет десяти скачет на лошади, и ловко выпускает стрелы по мишеням, рубит их саблей, делает джигитовку.

Марко говорит, о том, что всем известна ловкость константинопольских политиков, которые могут легко стравить отца с сына, сына с отцом, брата с братом и т.д.

Опять люди в черном следят за караваном из- за небольших сопок. Тревожно звучит шан-кобыз.

Сцена № 13

Интерьер. Большой зал летней резиденции кагана или Джабгу карлуков. День.

Титры- Столица карлуков  Койлык

Перед входом на древке изображение золотой волчьей головы. Все преклоняют колени перед ним, прежде чем войти в резиденцию.

Сотни людей пируют прямо на коврах в богато украшенной огромной юрте. Играет домбра. Тут все знатные люди. И степняки, и китайцы, и арабы, и согдийцы, и славяне, и европейцы. Это послы иностранных государств. Пир в их честь.

Во главе этого празднования сидит вождь карлуков. За его троном стоят  изображения золотых волчьих голов на древках. Его визирь Жулдуз -Халык небольшого роста человек с характерным иудейским лицом. Он о чем –то говорит кагану. Но за шумом ничего не слышно. Внезапно к ним пытается подойти человек в простой и даже грязной одежде, с трудом пробившись между рядов пирующих. Стоящие за троном стражники выставляет вперед копья, и касаются груди человека. Но каган жестом останавливает стражников, иначе, они проткнули бы этого человека.. И тогда он подходит к кагану и что –то шепчет на ухо. Улыбка исчезает с лица кагана. Он встревожен. Потом встает, и выходит в маленькую потайную дверь за его троном. Многие замечают это. Начинают перешептываться.

Сцена № 14

Натура. Пролом в стене горящего средневекового города. Идет бой. Крики. Лязганье сабель. Свист стрел. Грохот огнеметных орудий. Ночь.

Тиры- Город Чач

Перед важным китайским всадником, в окружении целой свиты, стоит  израненный карлук, бывший эмир Чача. Его крепко держат китайские охранники. Он кричит: «Губернатор Гао, ты обещал не проливать моей крови!» Тот ему отвечает, что сдержит обещание не проливать его крови за сдачу города. Так он выполнит это обещание. Пусть все будет по их степному обычаю. Без пролития благородной крови на землю.

Карлука заворачивают в большую кошму, которая выложена кусками курдючного жира. И связанного ( по рукам и ногам) бросают в жир, а потом заворачивают кошму. Карлук  кричит в бессильной злобе. 

Стены города горят. Слышны крики победителей. Женские крики. Плач детей. Китайские войска, среди которых находятся воины тюрки, продолжают вливаться в город через пролом.

Сцена №15

Натура. Пролом в стене. Ночь.

Губернатор Гао Сянцжи доволен. Говорит своим полководцам,  наконец, восставший город Чач, который был взят несколько лет назад китайскими войсками, опять стал китайским. И без предательства его эмира ничего не вышло бы. Он смотрит на карлука- бывшего эмира Чача. За это он обещал не проливать крови предателя. И поступает так,  как это делают сами степняки. Не нарушает слово. В кошме скоро заведутся черви. И тогда они сожрут живьем этого доверчивого номада. А его обещание будет выполнено. Благородная кровь эмира не будет пролита.

Губернатор Гао Сянцжи по- тюркски благодарит эмира за службу, а потом вместе со свитой уезжает. Огромная кошма извивается. Оттуда слышны приглушенные проклятья. Приставленный охранник бьет тупым концом копья по кошме. Но проклятья становятся еще громче.

Сцена № 16

Интерьер. Маленькая комнатка в летней резиденции кагана или Джабгу карлуков.  Светит тусклая лампада.

В комнате кагану рассказывают о том, что Чач взят китайскими имперскими войсками, а его двоюродный брат эмир города взят в плен, завернут в кошму и оставлен умирать позорной смертью предателя. Ярость кагана не знает границ. Он хочет предать смерти «черного гонца», принесшего эту весть. Но визирь Жулдуз- Халык отговаривает его. Сейчас нужны друзья. Они совещаются с ним и решают скрыть все это. А назавтра провести,  как и было обещано, облавную охоту на волков. Но визирь прямо сегодня должен выехать в Дамаск, и встретится с самим Халифом. Все оборачиваются не лучшим образом. Нужно решать чью сторону принять- арабов или китайцев. И говорит о том, что китайский посол утверждает, что скоро его старший сын Кутулг- тегин станет зятем императора Тан. Жулдуз- Халык кланяется Джабгу и говорит, что от этого Дракон не перестанет быть Драконом и изрыгать убийственный огонь

Сцена № 17

Каган вновь выходят к пирующим, надев на лицо дежурную улыбку. Идет разговор с послами Арабского Халифата и Китая. Они пытаются склонить Кагана каждый на свою сторону. Арабский посол еще хочет, что бы каган и его люди приняли ислам. Китайский же посол настаивает на том, чтобы карлуки приняли буддизм.

«Кто такие мусульмане?»,-  грозно спрашивает Джабгу. Арабский посол, отвечает, что это жители городов, в основном простые люди. Среди них банщики, портные, сапожники. «А кто такие буддисты?», -интересуется каган. Китайский посланец отвечает, что это тоже жители городов, и тоже простые люди, портные, сапожники, банщики,  крестьяне. Тогда усмехнувшись, каган говорит послам, что ответ будет после облавной охоту, которая состоится завтра.

Сцена № 18

Натура. Город Чач. Около пролома в городской стене. Ночь.

Юноша лет семнадцати подползает к двум стражникам,  стерегущим кошму с  карлуком, и убивает их, показывая чудеса владения ножом и рукопашного боя. Это сын предателя.  Потом он разворачивает кошму. Но отец уже умер. Тогда подросток уносит мертвое тело в ночь.

Сцена № 19

Натура. Пасмурный день. Идет небольшой дождь. Камыши.

Облавная охота. Стеной едут всадники, идут пешие. Все они кричат, трубят, бьют в барабаны. Вдалеке на холме бьют большой даулпас. Несколько волков убегает от этого шума в камыши, но везде натыкаются на людей, которые стоят так плотно, что им не прошмыгнуть. Вместе с ними убегают кролики, лисы, сайгаки, дикие тулпары и другие животные. Летают куропатки, голуби, фазаны, которых бьют на лету номады. Волки не обращают на зверей внимания.

Все эта живность, одурев от шума, мечется в огромном круге из людей. Это облавная охота степняков, которую они практикуют на протяжении всей своей истории. Об этом рассказывают послам, которые расположились на холме. Там же каган карлуков и его визирь.

Наконец, через несколько часов сотни, а может и тысячи животных- лис, кроликов, тулпаров, сайгаков и т.д, а так же несколько волков оказываются запертыми в кольце. Животные и люди противостоят друг другу. Стена против стены. Послы, уже сев на лошадей, наблюдают за всем происходящим. Каган и его свита тоже. Это азарт. Они кричат.

Сцена № 20

К кагану подъезжает юноша лет восемнадцати и просит позволения начать охоту. Джабгу ласково улыбается и говорит, что это его младший сын. И дает разрешения. Юноша на всем скаку врезается в тесное кольцо животных и прыгает на большого  матерого волка. Это вожак стаи.  Происходит борьба не на жизнь, а на смерть. Мать мальчика Тайдулла в ужасе наблюдает за этой картиной. Но через некоторое время подросток перерезает волку глотку, а потом отсекает голову.

Все номаду приветствуют этот поступок диким воем. Каган, к которому подросток подъезжает с отсеченной волчьей головой, говорит, что теперь все  должны называть его Бури- ханом. (Бури- волк). Все опять кричат. И круг из людей, размыкается в честь этой победы. Обезумевшие животные бросаются врассыпную.    

Сцена № 21

Интерьер. Богатая юрта старшей жены Джабгу Тайдуллы.

Тайдулла кормит своего сына мясом, баурсаками, куртом, поит кумысом. А Бури- хан взахлеб рассказывает, как убил матерого волка. Эмоции переполняют его. Мать слушает и охает от переживаний. Несмотря на то, что тот уже давно воин, называет его «мой верблюжонок». Бури -хан ворчит, и говорит, что пусть она не называет его так при посторонних, собенно при его воинах. Потом спрашивает, что слышно про его старшего брата Кутлуг- тегина.

Тайдулла начинает плакать. Он  все еще там в Китае… Все еще в руках у императора как заложник... А больше никаких известий нет. И что там с ним, никто не знает. А отец Кутлуга- Великий Джабгу так мало в последнее время бывает у нее в гостях. Чует ее материнское сердце, что-то нехорошее должно случиться. Не плачь мама, говорит Бури- хан. Но его лицо тоже делается хмурым.

Перебивка. Бури- хан вспоминает, как играли они со старшим братом в асыки, как тот учил его ездить на лошади, и смастерил ему первый маленький лук, и как учил стрелять из него... И незаметно смахивает слезу.

Сцена № 22

Интерьер. Сухое дерево, увешанное человеческими черепами, и разноцветными тряпками, вокруг него разные предметы, предназначенные для колдовства и камлания. На поляне горит костер. Ночь.

Шаман одетый в медвежью шкуру смотрит в большой казан, в котором что –то булькает. Рядом Джабгу карлуков. Его приближенные. Юноша по имени Бури- хан. Бахсы наливает жидкость в  большую чашу, сделанную и черепа волка. И говорит, что эту волчью кровь, смешанная с травой хаомой, способной привести избранных к трону Божества Тенгри, Бури -хан должен выпить. И тогда он станет как настоящий волк, живучий и выносливый, беспощадный к врагам, а потом узнает веление Тенгри- Вечного Синего Неба.

Звучит гортанная и колдовская музыка шан- кобыза. Бури- хан пьет кровь, потом передает чашу Джабгу, тот тоже отпивает глоток, и дальше она идет по кругу.  Бахсы берет бубен и начинает танцевать. Вернее это не танец, а бешеная пляска, от которой делается не по себе...

Сцена № 23

Интерьер. Пещера шамана. Горит костер

Через некоторое время шаман падает возле своего котла, изо рта течет пена. Глаза закатаны, видны одни белки. Борода спутана. Джабгу, его свита и Бури-хан тоже впадают в транс. Бури- хану видится , что аруахи подняли его на девятое небо, и идет по странной местности. Фантастическое существо в образе льва, с двумя головами дракона сопровождает его до трона Тенгри. Вокруг множество разных других фантастических существ. Но самого Тенгри не видно, потому что человеку нельзя увидеть божество. Слышит только его голос, который говорит о том, что скоро предстоят большие испытания. И ему поручена особая миссия, пусть он пройдет ее до конца. Тенгри будет с Бури- ханом.

Сцена № 24

Интерьер. Пещера Шамана. Ночь.

Пещера пуста. Карлуки ее покинули. Шаман, недавно еще почти как  мертвый, оживает. Открываются глаза, и он через некоторое время, находясь, все еще в трансе, выходит из пещеры. Останавливается и прислушивается. В ночи раздается вой волков. И он становиться на четвереньки и  тоже начинает выть. Из степи ему вновь отвечают волки. И тогда бахсы начинает медленно превращаться в волка. Вначале отрастают волосы, клыки, потом  лицо превращается в волчью морду,  а потом и все тело. Оборотень убегает в степь.

Сцена № 25

Интерьер. Походный шатер арабского полководца Зияд ибн Салиха. Зима. День.

Титры- Штаб полководца Зияд Ибн Салиха

Зияд ибн Салих беседует с сыном убитого карлукского наместника Чача. Тот рассказывает, что китайцы опять взяли Чач и просит для его освобождения войска. Зияд  Ибн Салих хвалит джигита по имен Эль Арслан за мужество и храбрость. А потом спрашивает, как переводится его имя. «Лев народа», говорит тот. «Ты достойный сын своего народа», отвечает Ибн Салих, но насчет войск ему нужно посоветоваться с советниками.

Советники требуют, чтобы Эль Арслан и его воины приняли ислам, только тогда может идти речь о помощи номадам, которые станут единоверцами. Таким образом, это привяжет их к арабам. Им нужны эти воины тюрки в качестве союзников, без них не выиграть решающей битвы против китайцев.

Сцена № 26

Интерьер. Мечеть в Бухаре. Горят светильники.

Титры- Священный город Бухара

Эль Арслану отрезают косы, обривают наголо. Вытаскивают из ушей серьги. Пытаются даже свести татуировки с тела, но ничего не выходит.  Делают обрезание. Мулла читает молитву и дает ему новое  имя- Сулейман –бек- в честь пророка Соломона, чтобы юноша был не только храбрый как лев, но и мудрый как Соломон. Одетый в мусульманские одежды, он теперь не отличим от воинов арабов. Только разрез глаз и скулы выдают его.

Сцена № 27

Интерьер. Насыпная погребальная пирамида без вершины. Ночь. Горят большие костры. Высвечивая ряд подобных сооружений уходящих в темноту.

Титры – Долина мертвых

Проходят похороны бывшего эмира Чача в кургане в долине мертвых. Она находится где -то между Хазарским морем и Чачем. Саркофаг стоит на срезанной вершине пирамиды. Над ним бывший Эль Арслан, а ныне Сулейман- бек клянется, что будет мстить за своего отца.  Потом закалывают коней и вместе с саркофагом опускают в пирамиду. Начинают стонать и плакать невидимые плакальщицы.

Сулейман -бек сбегает вниз, где в пламени костров видно небольшое подразделение карлуков, оставшиеся верными. Он говорит, что теперь они буду называть Божественного  Тенгри- Аллахом. И они будут мусульманами. Выносят золотую волчью голову, и воины, преклонив колени перед этой  головой, клянутся на верность новому Богу и Сулейман беку. А потом бьют саблями по своим щитам и кричат.

Сцена № 28

Натура. Пирамида. Ночь.

Неожиданно появляется всадник и кричит, что к ним движется китайский разъезд. И  через несколько секунд из темноты на них набрасываются китайские всадники. Идет бой. Рубятся беспощадно. Но силы неравны. Китайцев больше. Тогда Сулейман, который уже сразил несколько человек, что -то кричит и карлуки неожиданно отступают в темноту. Это отработанный прием. Китайцы в замешательстве. Они чуть было не рубят друг  друга, но, сообразив в чем дело, начинают погоню. Ночь поглощает и тех и других. Только остаются пирамиды и плакальщицы, подсвеченные светом погребальных костров.

Сцена №  29

Натура. Берег реки Талас. День.

Титры – Год 751 

( Вторые сутки противостояния )

Войска продолжают стоять друг против друга на берегу Таласа. Опять мы видим разные лица, всадников, их закованных в латы коней пеших воинов и с той, и с другой стороны. Казалось бы, ничего не изменилось, но со стороны арабов, вернее за воинским строем, подтягиваются машины для метания греческого огня.  Неожиданно, по приказу, строй арабских воинов размыкается, а на боевые позиции вывозят эти механизмы.  Китайцы обеспокоены непонятным движением в стане противника.

 Тем временем машины начинают метать греческий огонь в их сторону.  Сотни если не тысячи горящих снарядов с ужасным воем ( как советские «катюши» в Великую Отечественную) летят в противника. Часть их попадает в плотные ряды противника. Люди начинают гореть заживо. Но паники нет, китайцы по приказу своего начальника перестраивают войска. Огонь уже не достает до них.

Они тоже размыкают строй и выдвигают свою «артиллерию». Эти машины метают уже нечто вроде ракет, которые горят при полете разноцветным огнем. Некоторые взрываются в воздухе, некоторые падают, и только потом взрываются. К тому же в китайском тылу вверх взмывают большие воздушные змеи, они несут взрывчатку, и падают прямо на арабов, которые несут потери. Крики, стоны людей. Ржание лошадей.

Но все равно после этого обмена артиллерийскими ударами положение не меняется. Войска занимают прежние позиции. Небольшое перемирие, чтобы собрать мертвых и предать земле. Противостояние продолжается.

Сцена № 30

Интерьер. Столица китайской империи Тан Чанъань. «Алый дворец» императора. День.

Титры – «Алый дворец» китайского императора. Столица империи Тан Чанъань. За некоторое время до битвы.

Пустынная площадь. Вокруг нее несколько дворцов. В полной тишине Кутлуг- тегин пересекает это пространство. Гулко  звучат его шаги. Из- за стен дворцов на него нацелены десятки луков, которые держат стрелки китайцы. Лицо Кутлуга напряжено. Тревожные минуты. Могут и застрелить. И никто не узнает почему.

Наконец Кутлуг –тегин входит в «Алый Дворец», и видит как в самом дальнем углу на возвышении сидит на троне Небожитель. Вокруг наложницы. Льется спокойная красивая музыка. Кутлуг хочет пройти туда, но откуда то вырастают стражники и пытаются поставить его на колени. Тот сопротивляется. Император Сюань –цзун подает знак, и его отпускают. Потом он делает еще жест и тогда Кутлуг= тегин медленно и почтительно подходит к императору. Теперь видно, что полуголые наложницы, играют в музыкальные инструменты.

Император приглашает Кутулуг -тегина занять место за пиршественным столом. Тот садится и ждет, что скажет император. Нельзя говорить первым, проявляя, таким образом, невоспитанность. Потом он по приглашению императора ест, ловко управляясь с разными приборами. Кутлуг- тегин знает, как вести себя за столом, как есть эти замысловатые блюда. В этом отношении, он не степной варвар, а настоящий китайский аристократ.     

Кутулуг- тегин старший сын Великого Ябгу. Приглашенный во дворец как почетный гость, является почетным заложником. Его жизнь - залог того, что его отец не будет воевать против китайской империи. Это обычная практика. Все это говорит император. И нечего скрывать, Кутлуг ведь все и так понимает.

Сцена № 31

Неожиданно Император начинает читать стихи по китайски :

Коней напоив, через реку

прошли.

Вода ледяная, а ветер

остер.

Усталое солнце садится

вдали...

 

Тут он замолкает. Смотрит на Кутлуг- тегина. Тот молчит. И тогда император продолжает декламировать стихи:

 

Я мрачно гляжу на Линь-Тао

простор.

Во время сражений былых,

говорят…

 

И он снова смотрит на Кутлуг- тегина вопрошающим взглядом. И тот неожиданно продолжает декламацию, тоже по -китайски:

Высок и отважен был дух

у солдат,

теперь же рассеялось все,

как в пустыне.

Лишь кости убитых белеют

в полыни…

Император улыбается и говорит, что недаром Кутлуг- тегин обучался у лучших учителей империи. Он доволен. Значит Кутлуг –тегин будет достоиным мужем его дочери Ван Мэй.

Кутлуг –тегин вскакивает и целует руку императора. Говорит, что теперь он и его воины самые преданные ему люди. Они будут всегда на его стороне.

 Сцена № 32

Натура. Великая китайская стена. Приграничный базар у больших ворот. День.

Шатры торговцев: китайских, согдийских, арабских, славянских. Только тюрки ездят мимо шатров на конях. И пытаются выменивать на шкуры, оружие, луки, баранов и коней необходимый товар. Конечно, в первую очередь их интересует шелк, ткани, всякие безделушки, ювелирные украшения, хлеб, бумага. Тюрки сгрудились возле китайца, который показывает им подзорную трубу и демонстрирует возможности пороха. Те поражены. Торгуются за товар.

Со стены на базар смотрит китайский начальник и говорит воину, что приграничная торговля, важная составляющая китайской имперской  политики. Можно запретить или разрешить торговлю. Это экономический рычаг давления на тюрков. Это политика называется политикой « Доброты и слабости». Вот, например, когда в 607 году по христианскому летоисчислению, когда указом была запрещена торговля с тюрками, то в Тюркском каганате даже сменилось правительство, пришел другой каган. Вот каково следствие разрешения или отмены приграничной торговли.  Да и шпионы могут узнать тут разные новости из Великой Степи.

Сцена № 33

На стене появляются китайские глашатаи, которые кричат, что император Тана отдает в жены свою дочь принцу карлуков Кутлуг –тегину, и теперь он и его подданные будут китайцами. А по этому случаю тюркам дарят шелк. Тех тюрков, кто был на этом базаре, одаривают кусками китайского шелка. Они в восторге.

Только одни старый воин по имени Кораз недоволен этим обстоятельство. Он знает, как хитроумны китайские императоры. Вырывает из рук молодого номада, которого зовут Дудар, кусок шелка и бросает под копыта коня. Джигит в недоумении.

Сцена № 34

Натура. Караван посла Феофилакта. Вечер.

Караван остановился на стоянку у небольшой реки. Вокруг ковыльная степь. Небо розовое от последних лучей заходящего солнца. Райское место. Над всем этим летает одинокий беркут. Посол Феофилакт и Марко сидят пред большим костром. Попивая вино и поедая жареных куропаток, посол продолжает рассказывать Марко историю тюрок.

«Когда арабы начали свои завоевания в стране тюрок в начале восьмого века и стали нести сюда новую веру в Аллаха, то сразу же столкнулись, с невиданным до этого для них воинским духом. Тюрки оказались крепким противником. И все же арабы, постегиваемые верой в Аллаха, захватили города Самарканд, Бухару, и установили контроль, чуть ли не над всей Средней Азией. Но потом Сулук- каган, вновь отвоевал эти города. За храбрость сами арабы назвали Сулук Абу Музахим, то есть –бодающийся, ударяющий.

Арабы еще никогда не терпели таких страшных поражений. Но в 732 году арабский наместник Джуйнед Ибн Абдаллах снова захватил Самарканд, посадив наместником Асада Ибн Абдаллаха. Но тюрки снова стали угрожать арабам. И лишь после предательства, когда Сулук был убит своим же полководцем, новый арабский наместник Хорасана Наср Ибн Сейяр снова повел войну против разрозненных  и деморализованных убийством кагана тюркских сил. Но арабы понимали, что тюрки им не спустят, только перегруппируются и снова поведут беспощадную войну против завоевателей».

Перебивка. Арабы воюют с тюрками. Горят города. Юрты. На полях сражений лежат убитые. Звери бродят среди трупов.

Сцена № 35

Натура Караван посла Феофилакта. Ночь.

Константинопольский посол продолжает рассказ, лежа на ковре перед большим костром. Марко записывает все это на пергамент.

«Но беда не приходит одна. Китайская империя активизируется на Востоке Великой Степи. Экспедиционные войска китайцев, начали наступления на Западно- тюркский каганат. Часть Семиречья оказывается в их руках. Они завладели Чачем, Туркестаном, Таразом и т.д.  Таким образом, тюрки были зажаты с двух сторон в тиски. К тому же, несмотря на угрозу завоевания родины,  черные роды и желтые роды повели между собой междоусобную войну».

Перебивка. Китайцы воют с тюрками. Тюрки воюют с тюрками. Горят города юрты. На полях сражений трупы. Звери бродят среди этой разрухи.

«Но тут появляется еще одна сила. Это сородичи подданных  Сулука, тоже тюрки, которые называют себя карлуками, и хотя они воевали между собой неоднократно, но теперь, объединив черные роды и желтые, тюрки карлуки стали грозной силой. Их каган называется царем Алтая, или Великим Джабгу.  Они вроде бы считаются подданными китайцев, но в тоже время поддерживают хорошие отношения с арабами. И часть их даже принимает мусульманство. Константин 5-тый послал меня, чтобы попытаться донести до неразумных степняков нашу политику. А ты посланец римского Папы, принесешь в степь веру в Иисуса. И мы восстановим славу Рима, а волки станут ручными псами.»

Из- за сопок за караваном следят воины в черном. В сумерках они почти незаметны.

Сцена № 36

Натура. Берег моря. День.

Китайцы преследуют Сулейман -бека. Они опять бьются. Но силы неравны. У Сулеймана осталось человек десять. Их прижимают к скале, окружают. Китайцы предлагают сдаться. Те не сдаются. Продолжают биться. И кажется, что смерть неминуема. И все же Сулейману и нескольким его воинам каким -то чудом удается вырваться. Они снова ускользают от китайцев.

Их начальник говорит о том,  что господин Гао Сянцжи приказал доставить Сулейман -бека живым или мертвым. И за поимку обещал много золота. Те вновь начинают погоню.

Сцена № 37

Натура. Дворец кагана карлуков. Утренние сумерки.

Титры – Столица карлуков Койлык

Каган едет  на коне. За ним десять верховых воинов. Каждый со свернутым знаменем. Чуть поодаль от него, соблюдая дистанцию, едут послы арабов, китайцев, славян и т.д.

Когда они достигают небольшой рощи, то восходит солнце. Тогда каган приказывает развернуть одно знамя. Его разворачивают, на синем фоне изображена золотая голова волка. И сразу же в лучах восходящего солнца появляется, непонятно откуда, десять тысяч вооруженных всадников, которые приветствуют криком кагана. И тогда оставшиеся девять человек по очереди стали разворачивать знамена. И каждый раз, при развороте, появляются вооруженные воины. Их уже сто тысяч. Их вооружение, щиты, кольчуги, сабли, копья все это сверкаете на солнце, слепит глаза. Они криком приветствуют кагана.

Послы застывают на лошадях при виде этого зрелища. Этого еще никто и никогда не видел. Военная мощь и дисциплина тюрков впечатляет. Они говорят об этом друг другу в захлеб. Звучит энергичный домбровый кюй.

А каган, обращаясь не только к послам- арабу и китайцу, но ко всему войску, говорит, что среди его воинов нет ни одного банщика, портного и сапожника. И если они примут ислам или буддизм, то кем тогда они станут? Мы будем хранить веру в Вечное Синее Небо, продолжает он. Поэтому нас  называют Небесными тюрками. Услышав эти слова, воины кричат и стучат оружием. Шум неимоверный.

Сцена №  38

Натура. Берег реки Талас. Идет проливной дождь.

Титры – Год 751

(Противостояние- день третий.)

Китайцы роют подземный ход под дождем. Он обваливается, похоронив несколько десятков рабов. Крики. Шум. Вся работа насмарку. Вешают руководителя рытья подземного хода на глазах у рабов и китайских воинов для устрашения.

Тем временем арабы пытаются на своих кораблях подойти к китайцем с противоположного конца реки. Но тут выясняется, что она перегорожена толстой цепью. Китайские лучники обстреливают их из луков. Арабы отвечают тем же. И поспешно уводят свои корабли назад.  

Сцена № 39

Натура. Берег моря. День.

Сулейман и несколько его воинов, преследуемые китайцами на берегу моря. Их мучает жажда и голод. Один из воинов рассекает вену у лошади и пьет кровь, потом перевязывает ее жильной ниткой. Неожиданно они замечают несколько небольших кораблей. Моряки пиратского вида предлагают им помощь. И те грузятся в лодку с лошадьми. Они плывут по морю, а пираты о чем -то перешептываются.

Сцена № 40

Натура. Остров в море. Вечер.

На лодке их перевозят на остров, на котором живут  прокаженные. У них тут настоящий небольшой город, который они называют  Барса Кельмес. Принимают спасенных как дорогих гостей, и рассказывают о том, что в Барса Кельмес живут люди со всего света. Проказа ведь считается проклятием  Всевышнего, поэтому, если кто –то заболевает ею, то его  не убивают, а  изгоняют из общества. Потому что, кто убьет прокаженного, сам становится прокаженным. Страшные кадры прокаженных.

Приглашают за стол. Воины Сулейман- бека не хотят прикасаться к пище. Но тот говорит, что Аллах не даст им заразиться и первыми берет лепешку.

Пир прокаженных

Сцена № 41

Натура. Степь сопки. День.  

Воины Бури -хана обучаются разным приемам. Они и так прекрасно умеют драться, но ветераны передают им секретные знания и приемы. Тут поединок на саблях, поединок на булавах, поединок на копьях, на ножах. Рукопашный бой. И, конечно же, стрельба из лука.

 По жесту молодого хана воины учатся стрелять по разным мишеням. Стрелы издают во время полета пронзительный свист. Как будто водят ножом по стеклу. Они со свистками на конце. И вот наступает момент, когда Бури- хан показывает жестом, что нужно выстрелить в его любимого коня. Воины стреляют без замешательства, выполняя приказ. Но двое не могут этого сделать. Это же конь Бури- хана!

Сцена № 42

Натура. Город Барса Кельмес. Пир прокаженных. Ночь

На Сулейман- бека заглядывается молодая женщина, но лица ее не видно, оно скрыто шелковой повязкой. Зато глаза у нее прекрасны.  Они переглядываются. А потом между ними завязывается разговор. Предводитель прокаженных говорит, что это его дочь Лейла. Лейла и Сулейман выходят на свежий воздух, и джигит пытается снять повязку с лица девушки. Но та не разрешает этого сделать. Сулейман- бек говорит, что у нее глаза газели. Лейла смеется. Смех у нее, как звон серебряных колокольчиков, и об этом тоже говорит джигит. Светит огромная красноватая луна. Горят костры. Слышен шум пира.  

Воины Сулейман бека, выпив вина, погибают. Оно отравлено. Сулейман- бека хватают и связывают. Ему говорят, что он должен жениться на дочери предводителя прокаженных. Но Сулейман- бек отвечает, что не может, так как должен вернуться к своим, будет крупная битва.

 Ему угрожают, что если он не согласиться, то принесут в жертву Богине Алмасты, которая является покровительницей прокаженных. Сулейман –бек еще раз отвечает, что не будет этого делать. Его бросают в зиндан, где находятся еще несколько человек. Там ему рассказывают, что если человека принесут в жертву Алмасты, то после смерти он будет служить этим прокаженным в высшем ином мире. Поэтому прокаженным так важны эти жертвы. Чем больше ты принесешь жертв. Тем больше у тебя на том свете будет слуг. Сулеймана, уже находящегося в зиндане, опять уговаривают, тот не соглашается.

Сцена № 43

Интерьер. Свадьба Кутулуг -тегина и китайской принцессы Ван Мэй.

Титры - «Алый Дворец» китайского императора. Столица империи Чанъань.

Идет пир. Во главе сам император, что свидетельствует о степени важности мероприятия. Пируют вместе изнеженные китайские аристократы и несколько грубых степняков. Аристократы посмеиваются над неумением номадов обращаться с приборами, над их неуклюжестью, над их кривыми ногами. Тюркам это не нравится. Но Кутлуг- тегин, видя, что назревает конфликт, грозно смотрит на своих подданных. И те сдерживаются. Кораз почти ничего не ест за этим столом, зато Дудар доволен, ему еще никогда не приходилось наслаждаться китайскими деликатесами.   

Сцена № 44

Натура. Зиндан. Ночь.

Под утро, когда крики и шум пира затихают, кто-то на веревке спускает Сулейман-беку нож. Тот спрашивает: «Кто ты?» Наверху женский голос отвечают, что это неважно. Но это голос принцессы прокаженных Лейлы. Сулейман- бек смотрит вверх, хочет увидеть лицо девушки, но там, в проеме зиндана, кроме огромной красноватой луны уже нет никого.

Сцена № 45

Натура. Степь. Сопки. Ночь.

Бури- хан выстраивает воинов и сам перед ними на коне. Те двое, что не стреляли в любимого коня хана, связанные лежат перед ними. Бури- хан произносит речь о воинской дисциплине, о том, что только дисциплина способствует тем великим победам, которые совершали их предки. Вспоминает великие завоевания, походы тюркских правителей. И говорит о том, что по законам их предков за не выполнение приказа полагается смерть.

Провинившихся воинов привязывают к диким жеребцам. Потом отпускают. Те уносятся с ржанием в степь. Все молча наблюдают за этой картиной. Жеребцы несутся по степи, тела несчастных раздирают острые камни, кустарники. Они ужасно кричат, постегивая тем самым жеребцов бежать еще быстрее. Через некоторое время их крики замолкают. Воины говорят между собой, что Бури –хан очень суров и не перед чем не остановится ради победы.

Сцена № 46

Натура. Ночь. Барса Кельмес

На следующую ночь Сулейман- бека и еще несколько человек волокут к статуе Алмасты. Начинается жертвоприношение. Двоим разрезали грудную клетку, вытащили оттуда сердца, которые бросают на алтарь Богине. Но когда очередь доходит до карлука, тот выхватывает спрятанный под одеждой нож и убивает жрецов. А потом ему удается захватить лодку. Он уплывает в море. Когда Сулейман- бек оглядывается назад, то видит на берегу моря одинокую девичью фигуру.

Крупным планом лицо Лейлы. Она  срывает покрывало. Лицо ее прекрасно с одной стороны, но другая обезображена проказой

Сена № 47

Натура. Стелы с тюркскими рунами на берегу реки. Каменные  изваяния перед небольшим храмом. Пасмурный день.

Коркут –ата на белой верблюдицы читает вслух выбитый легендарным Каганом Ашиной рассказ о том, как тот огнем и мечом создал Великий Тюркский каганат. А потом подчинил себе все народы от  Алтая до Византии, от Китая до Северного моря. Ему платили дань и Великий Рум, и Китай, и Персия, и все  известные народы.

Ремесленник, выбивающий новые руны на другой стеле, почтительно здоровается с ним, называя по имени. Говорит, что вся степь любит его музыку. Коркут- ата перестает читать надписи и задумчиво смотрит вдаль. А потом говорит ремесленникам, что все по- прежнему в этом подлунном мире, и ничего не меняется, что было в те древние времена, то происходит и сейчас. Люди полны злобы. Насилием полон мир. Люди хотят только власти, золота. Больше их ничего не интересует…   

Сцена № 48

Поодаль несколько  человек, роют большую яму.  Он подъезжает к ним и спрашивают, что они делают. Роем могилу для Коркута, отвечают могильщики странного вида. Корку- ата в ужасе уезжает прочь. На белой верблюдице сзади, помимо перекидных мешков, приторочен большой кобыз.  

Один ремесленник рассказывает другому о том, что уже многие годы великий и почитаемый всеми тюрками мудрец Коркут- ата ездит по степи и пытается избежать смерти. Звучит кюй Коркута.

Сцена № 49

Натура. Горное ущелье. Караван посла Феофилакта. Вечер

Караван не спеша пробирается по мрачному ущелью. Неожиданно большой валун преграждает им дорогу. Пока его убирают, караванщик подходит к послу и говорит, что зря они поехали через это ущелье, которое пользуется дурной славой. Но Феофилакт отвечает, что у них есть защита -охранная грамота и золотая пайцза Великого Ябгу. И все же действительно нужно поторопиться. Они не будут ночевать в горах, необходимо как можно быстрее их миновать.

Сцена № 50

Интерьер. Кибитка посла. Ночь.

Посол Феофилакт с одной из своих наложниц. Сцена любви. Вторая рабыня целует Марко, и хочет заняться с ним тем же. Тот закрывает глаза, бормочет молитвы.  А потом, не выдержав криков и стонов,  а так же поцелуев наложницы, убегает из палатки. На улице падает на колени и молится. Просит Бога, чтобы  Он дал ему силы противостоять греху. В кромешной темноте Марко не видит, как нему подползают китайские воины, бьют сзади по голове,  набрасывают на него мешок. И уволакивают пленного в ночь. Стражники каравана нечего не замечают. Собаки тоже не лают.

Воины в черных одеждах, следящие за всем происходящим, нападают на китайцев, но те отбиваются. Большой переполох в караване. Люди в черном  оказываются соглядатаями Джабгу.

Но Марко похищен.

Сцена № 51

Интерьер. Дворец халифа. День.

Титры- Дамаск. Дворец Халифа

Халиф возлежит на коврах, курит кальян. Рядом  фонтан. Ходят павлины. Прирученные гепарды. Полуголые наложницы играют на лютнях. Танец живота. Перед халифом визирь Жулдуз Халык Великого Джабгу, который внимательно и почтительно слушает, о чем тот говорит.  Халиф рассуждает о китайской угрозе, о том, что часть тюрок уже окитаилась. И что вообще нынешняя династия Китая, имеющая родственные с тюрками корни, воюет и уничтожает фактически своих же соплеменников. Это ужасно- убивать своих. За это нужно мстить.

Далее рассуждает о тюрках. « Всевышний распределил так - говорит Халиф,- что каждый народ. каждое колено, каждое поколение, каждый род преуспевает в пределах своего совершенства. Китайцы в ремеслах, греки в философии и литературе, арабы сильны в каллиграфии, письме и богословии, сасаниды в государственном устройстве, а тюрки в войнах. В землях персов, греков, славян, последнее слово принадлежит тюркам, страх перед саблями которых, прочно живет в сердцах. У нас говорят, если ранили вы тюрка, отрубите ему голову, ибо они возвращаются с порога смерти. А как вернутся, так станут еще непримиримее...»

Говорит еще о том, что отец нынешнего Джабгу был одно время почетным гостем Халифата. Жулдуз- Халык отвечает, что арабский полководец Кутейба вероломно захватил в плен кагана, и тот потом провел долгие годы в Дамаске. Фактически он был не гостем, а почетным пленником.

Абу Аль Аббас не реагирует на эту реплику и продолжает, что тюрки необходимы арабам как союзники. Арабы ведь близки тюркам, тоже воины, и тоже были кочевниками. Карлуки должны склонится на  сторону арабов. В случае победы, они получат такую- то и такую- то добычу. Он показывает на большой карте из пергамента, какая территория отойдет карлукам. А потом говорит, что до него доходят слухи о том, будто старший сын Джабгу породнился  с китайским императором- правда это или нет? Жулдуз Халык уклончиво отвечает, что Степь большая, и поэтому эту весть еще не донес до его ушей узун кулак.

Халиф пристально смотрит на него, а потом говорит, что ведь тот хазарин. И что вера у него не в Тенгри, не в Аллаха, а в Ягве. Визирь отвечает, что верит, он может быть и в Ягве, но жизнь то одна. И что и Хазарский каганат на стороне карлуков, потому что и хазары и карлуки суть одно- тюрки. И мать у них одна -волчица.

Абу Аль Аббас с удивлением смотрит на Жулдуз Халыка. Потом говорит, что хотел бы подарить Великому Джабгу лучшего своего скакуна и отдать в жены  свою дочь. И тогда они породнятся. Это гениальное решение, льстит ему визирь карлука.

Сцена № 52

Площадь перед дворцом Халифа.

Халиф и визирь наблюдают, как выводят лучшего скакуна. Это белая горячая лошадь, совершенно не похожая на лошадей тюрок. Как известно, тюрки вначале спрашивают не как твое имя, а какая у тебя лошадь, говорит Халиф, пусть это будет лошадь Джабгу.

Сцена №53

Интерьер. Походный шатер Зияд Ибн Салиха. День. Идет проливной дождь

Титры- Год -751. Штаб Зияд Ибн Салиха

( Четвертые сутки противостояния)

Совещание арабских полководцев. Идет жаркий спор. Нужно ли активизировать военные действия или нет. Тем более пропал Сулейман –бек. Воины тюрки, которые так необходимые в данное время, без его приказа не будут воевать. Начинается смута. Все это очень опасно. Тюрки возмущаются пропажей своего предводителя, грозят поднять восстание и перейти на сторону китайцев. Там ведь есть их сородичи. Некоторые китайские начальники говорят, что Сулейман –бек предатель. И не нужно верить тюркам. Они все кровожадные, хитрые и продажные варвары. Нужно их всех перебить. Зияд Ибн Салих успокаивает своих полководцев. Говорит, что Сулейман- бек уехал хоронить отца. И он верит, что тот обязательно вернется.

Сцена № 54

Натура. Степь. День. 

Кутлуг- тегин,  переодетый в китайскую одежду скачет во главе нескольких тысяч вооруженных всадников. Передвижение не вызывает шума. Походный порядок. Лица воинов сосредоточены. В походной юрте на колесах, закрытой от посторонних взглядов,  едет его молодая жена Ван Мэй. Кутлуг- тегин пропускает войска вперед, и прыгает к ней в юрту на ходу.

Старый ветеран Кораз, видя это, сплевывает с презрением. Но ничего не говорит, себе дороже. Молодой Дудар, который скачет рядом, смеется, и говорит, что старик завидует Кутлугу, и что сам, наверное, побаловался бы с красоткой. Кораз бьет Дудара плетью. Не сильно.

 Кутлуг- тегин и Ван Мэй целуются. Любовная сцена.

Звучит щемящая тюркская мелодия. Красивый степной пейзаж. Параллельно движущемуся войску  летит пара лебедей. Поход продолжается. 

Сцена №55

Интерьер. Походный шатер начальника китайских экспедиционных войск Гао Сянцжи. День. Идет проливной дождь

Титры –Штаб Гао Сянцжи

Совещание полководцев. Тут тоже разногласия. Не знают, как поступить. Их подземный ход обрушился. Спорят между собой.  Говорят, что нужно опасаться тюрок. Они ненадежные союзники. Тем более, китайцы много бед тут натворили. Тюрки могут им отомстить. И хотя каган карлуков, Великий Джабгу и царь Алтая, вроде бы предан им, все же никто не знает, что у тюрков на уме.

Но тут появляется посол от императора, который передает ему весть о том, что скоро к ним на подмогу прибудет корпус тюрков карлуков под начальством зятя императора Кутлуг- тегина.

Гао Сянцжи зачитывает  послание от императора вслух. Теперь у них подмога в лице кочевников. А потом в палатку вводят Марко. Начинается его допрос. Кто такой, к кому ехал, и зачем… 

Сцена № 56

Натура. Степь. Много юрт. Походная  ставка Великого Джабгу. День.

Из шатра видно открывается вид на войско, которое готовится к походу.  Это основная часть карлуков. Дальше видны юрты.

В шатре Великий Джабгу и визирь, который подробно рассказывает ему о поездке к халифу. Говорит, что тот желает выдать за него свою дочь. А главное подарил ему скакуна. Рассказывает о тех предложениях по разделу территории, если они, объединившись, выступят вместе против китайцев. Перед ними раб, на теле которого вытатуирована карта, почти такая же как у халифа. Жулдуз- Халык водит по ней пальцем и показывает, какие территории уступят им арабы. Джабгу слушает.

Сцена № 57

Натура. Степь. Много юрт. Походная  ставка Великого Джабгу.

Джабгу и Визирь возле белого скакну- подарка Халифа. Каган вскакивает на него верхом. Тот встает на дыбы. Джабгу смеряет коня хорошим ударом камчи. Тут они обращают внимание на какой –то шум и движение среди юрт. К ним подходит слуга и говорит о том, что приехал Коркут –ата.

Сцена № 58

Натура. Берег Моря. День.

Сулейман- бек выплывает на пустынный берег. До самого горизонта песок. Жара. Злое солнце. Сулейман- бек идет по песку, но через некоторое время обессиленный падает. Прикладывает ухо к земле и слышит топот. И действительно, через некоторое время на вершине песчаного бархана возникает разъезд карлуков. Сулейман –бек радостно машет рукой.

Сцена № 59

Натру. Песчаная пустыня. День.

Это воины Бури -хана. Они приводят Сулейман- бека к нему. Тот обрадован. Ведь они знают друг друга с детства. Сулейман –бек рассказывает Бури –хану о своих приключениях. Бури- хан предлагает ему присоединиться к ним. Но тот отвечает, что теперь служит Зияд Ибн Салиху, и что Тенгри он теперь называет Аллахом, так как принял мусульманство.

Они расстаются, обнимаются.  Бури -хан, говорит во время объятий в ухо Сулейману, чтобы никто не слышал, что не хочет, чтобы они воевали друг против друга, но если так случится, он убьет его, потому что Сулейман бек теперь по другую сторону.

Не оглядываясь, Сулейман- бек уносится в пустыню на белом коне, которого ему подарил Бури- хан. С ним еще трое сопровождающих воинов. Бури –хан долго смотрит им вслед. Пока те не скрываются за горизонтом.

Сцена № 60

Натура. Пещера шамана.

Великий Джабгу, его свита, полководцы. Решают, на чью сторону нужно встать в будущей битве. Это скорее военный совет. Некоторые говорят, что земли в степи много. Пастбищ хватит. Что нужно откочевать на север. Пусть китайцы и арабы разбираются сами. Но если победят китайцы, то они здесь останутся. А арабы уйдут к себе в халифат. Разница в этом.

Великий Джабгу выслушивает все стороны.

Но вот берет слово Коркут- ата. Вернее он поет балладу- речетатив, подыгрывая на своем кобызе. В ней  рассказывается о  хане гуннов Маодуне, предке Атиллы, который больше всего любил свою землю и даже убил из –за этого дядю, когда тот хотел отдать землю врагам. Потому что женщины еще родят батыров, которые заменят убитых в боях, золото можно завоевать мечом сколько угодно, а земля- это самое святое, что есть у человека, у номада. Земля -это мать. И если у кочевника не будет родной земли, куда можно вернуться после длительного похода, то номады пропадут во тьме веков.

Приносят в жертву коней. Молятся Вечному Синему Небу- Тенгри.

Шаман снова дает им чашу с хаомой. Все пьют, кроме Коркута.

Сцена № 61

Натура. Ставка. Зияд Ибн Салиха. День.

Титры - Штаб Зияд Ибн Салиха

Пребывает Сулейман- бек, спрыгивает с взмыленного  коня. Его пускают в шатер к полководцу. Он рассказывает о своих злоключениях. Зияд Ибн Салих внимательно слушает. Обнимает Сулеймана. Потом они молятся прямо в шатре. После молитвы выезжают к воинам Сулейман -бека. Те приветствуют обоих. Они гарцуют перед строем на конях. Сулейман- бек говорит о том, что завтра решающий бой. Нужно выбить противника с их земли, а единоверцы арабы в этом им помогут. Аллах Акбар!

Сцена № 62

Натура. Ставка Гао Сянцжи. День.

Титры- Штаб Гао Сянцжи

Тысячи воинов молятся Будде. Тут все китайские полководцы. Сам Гао Сянцжи, Кутулуг- тегин и т.д. Звучат удары барабана. Странная буддийская музыка. Гортанное  буддийское песнопение.

Сцена № 63

Натура. Вершина сопки. День.

Титры- Ставка Джабгу

Идет перемещение десятков тысяч всадников тюрков. На холме за этим следят Великий Джабгу со свитой. Дает добро Бури- хану, тот скачет вниз к войскам..

Сцена № 64

Натура. Река Талас. Восход солнца. Титры- Год 751 

( Пятые сутки противостояния)

Высоко в небе парит беркут. Как и в начале картины. Войска показаны с высоты птичьего полета. Только теперь появилась третья сила. Тюрки карлуки. Их войска в засаде за холмами в ивовом лесу. Их разведчики на сопках и наблюдают за происходящим.

 А в долине разворачивается битва. Вначале идет артподготовка. Потом войска сближаются и обе стороны обмениваются градом стрел. А потом оба войска бросаются друг на друга.  Это уже не вылазки разведотрядов, а полномасштабное сражение.

Сцена № 65

Натура. Поле битвы. День

Идет сеча. Пока ни у кого перевеса нет. Часть арабов на верблюдах, есть даже слон. Но в него попадают китайской ракетой. Слон, ошалев от боли, поворачивает назад на арабские ряды. И начинает топтать своих же пеших солдат и всадников. Воинские ряды смяты. Арабы бегут.  Зияд Ибн Салих пытается их остановить. Одна часть все же бежит, но другую удалось остановить. И все же время упущено, перевес на китайской стороне.

Сцена № 66

Натура. Битва. День

Но тут появляются номады во главе с Великим Джабгу. Одно крыло возглавляет Бури- хан. Карлукские войска бьют в китайский тыл, и как нож в масло врезаются в него. Паника.  Арабы, видя это, останавливаются, и вновь начинают наступление. Их бегство предотвращено. Китайские войска пытаются драться на два фронта. Но это бесполезно.

Гао Сянцжи приказывает своим телохранителям отступать. Те мечами пробивают дорогу среди дерущихся, не щадя даже своих воинов

Сцена № 67

Натура. Битва.

Бури –хан узнает Кутлуга среди всей этой неразберихи. Снимает железную маску. И пробивается к нему сквозь толпу.

Тот тоже его узнает. Улыбается. Снимает шлем. И начинает движение к Бури- хану.

Кутлуг вначале говорит Бури- хану, что не хочет драться с младшим братом. Но Бури- хан кричит, что Кутлуг предатель, и поэтому перестал быть его братом.

Вот они гарцуют на разгоряченных конях друг против друга. Два кровных брата.

Сцена № 68

Натура. Битва.

Между тем арабы и карлуки начинают грабить обозы китайцев, а те разбегаются, куда попало. Захватывают богатую добычу: много шелка, бумагу, порох, не говоря о золоте и т.д. В обозе находят пленных рабов, ремесленников, испуганного Марко, которого освобождают. А так же китайскую принцессу Ван Мэй жену Кутулг- тегина. Ее насилуют, а потом убивают, вспоров живот и отрезав груди.  

Сцена №69

Натура. Поле битвы. День.

Поединок Бури-хана и Кутлуг- тегина.

За ним наблюдают арабы, Зияд Ибн Салих. Сулейман- бек. И карлуки- Великий Джабгу, Визирь и другие полководцы. А так же простые воины. Те, кто не грабит обозы. Образовывают круг. Оба номада великолепные воины. Прекрасно владеют всеми видами оружия и приемами рукопашного боя. Перевес то у Бури –хана, то у Кутлуг- тегина.

Но вот Бури –хан, поскользнувшись, падает, и тогда Кутлуг-тегин наваливается на него. Но в первый раз не убивает. «Ты мой брат, я не буду проливать родной крови», -говорит Кутулг –тегин. Встает, и идет в сторону своего коня. Там Кораз сообщает, что его жену убили. Кутулуг в гневе поворачивается и опять бьется с Бури- ханом. Кричит, что они настоящие варвары, которые никого не щадят. И бьет в щель ножом между доспехами.

Бури- хан кажется убит. Кутлуг –тегин опять идет к своей лошади. под зловещее молчание воинов, наблюдавших за боем. Вот один номад хочет поразить стрелой предателя. Его останавливают товарищи.

Но Бури- хан еще не умер. Он в беспамятстве. Его аруах уносится к Тенгри. И вот он опять среди фантастического пейзажа и странных существ. И снова лев с двумя головами дракона сопровождает его. Подходит к трону Тенгри, но не видит его. Так как простые смертные никогда не могут видеть Бога. Зато слышит голос, который говорит, что Бури –хан должен подняться, потому что Он -Тенгри на его стороне...

Сцена № 70

Бури -хан вскакивает на ноги, валит Кутлуга. И требует, чтобы тот сдался. Но Кутлуг-тегин просит, чтобы Бури- хан его убил. Потому что ему все равно не будет пощады, а его любимая уже ждет его на небесах. Бури- хан убивает Кутлуга. Из его глаз текут слезы. В это время Кораз пытается напасть на Бури= хана, но его в спину поражает стрелой Дудар, который говорит, что хотел бы перейти на сторону Бури –хана. Но Бури –хан возмущен, и отсекает  ему голову со словами, что предатели ему не нужны, раз предав, они будут всегда предавать. Великий Джабгу, который внимательно наблюдал за поединком сыновей, молча  уезжает с поля боя.

Сцена № 71

Натура. Поле битвы. Вечер.

В это время пребывает посол Феофилакт. Он опоздал. Все уже кончено. Феофилакт видит страшную картину. Тысячи убитых. Стоны. Реки крови. Отрубленные руки, ноги. Другие части человеческих тел. И ликующе арабы и тюрки. Великий Ябгу и Зияд Ибн Салех в одном шатре. Все пируют. Феофилакт тоже присоединяется к пиру. С ними молодой Марко, который записывает все на пергамент.

Сцена № 72

Интерьер. Юрта старшей жены Джабгу Тайдуллы. Вечер.

Тайдулла оплакивает Кутулуг- тегина. Целует его мертвое лицо, и говорит, что хоть таким он к ней возвратился. Рядом стоит Бури- хан. Его взгляд суров, не отражает ни малейших эмоций, он уже все пережил. Чуть поодаль стоит и Сулейман –бек. Рядом с телом Кутлуг- тегина лежит мертвая Ван Мэй. Даже смерть их не разлучила, говорит Тайдулла. Вот что такое настоящая любовь. Коркут –ата играет на кобызе, который как бы рассказывает историю влюбленных, которых не разлучила сама смерть.

Сцена № 73

Натура. Степь, ровная как стол. Кроваво -красный закат во весь экран.

На вершине сопки стоит странствующий дервиш, который был когда- то мореходом и продавал рабов. Некоторое время наблюдает за закатом, а потом спускается с вершины и идет вглубь степи. И ночь поглощает его…

 

Завершающие титры:

 После поражения китайских войск на реке Талас  арабы и тюрки завладели огромной добычей. Был разгадан секрет производства  бумаги и пороха. Арабы продолжали еще некоторое время удерживать тюркские города, но потом ушли под напором их  военной мощи, принеся на эту землю ислам. Китай через несколько десятков лет,  вновь предпринял  нападения на Каганат.

 Зияд Ибн Салих был убит по обвинению в измене. Гао Снцжи тоже казнен за проигранное сражение.  Император Танской империи погиб от руки заговорщиков. Халиф Дамаска  был смещен в результате дворцового переворота. А Великий Джабгу успешно правил своими подданными еще много-много лет.

 Но главным было то, что тюрки не были погребены под завалами истории и великолепием чужих цивилизаций. Они продолжили свой триумфальный путь, создав, в последствии, такие  государства как Золотая орда, Османская Империя, Империя  Железного Тимура, Империя Великих Моголов и др. А Марко  рассказал об этих событиях всей Европе.  

 

THE END

 P.S. Главные герои фильма не вымысел, а исторические персонажи. Писал, сверяясь с разными историческими источниками.