Level 3

Пекин разлился за бортом "Боинга" липкой жарой. Они сошли с трапа - он в красной мантии, босиком. На профессоре было одеяние не менее экзотическое - монах-бенедиктинец. Выглядел он так, словно пан профессор всю жизнь провел в монастыре. По его уверению, так проще общаться с властями. У трапа их встречал невысокий, худой господин по имени Чань Су. Он хорошо говорил по-английски и был не лишен хороших манер. Его "Ситроен" юрко мчался, оставляя за собой потоки маленьких автомобилей-мыльниц. Через сорок минут они уже въезжали в Пекин. Тысячи, сотни тысяч велосипедов (Зденек вспомнил свой последний сон - странно "Ситроен", велосипеды. Наваждение...)
-Через час у нас состоится встреча с господином Ли Туном. Он курирует вашу тему. А сейчас предлагаю пообедать в традиционном китайском ресторане.
-Со змеями? - спросил обречено Зденек.
-Это как вы пожелаете. Обычно змей едят очень богатые люди. Новые китайцы. Змея - это символ не только мудрости, но и преуспевания, что, впрочем, в последнее время у нас считается синонимами.
-Нет, уж лучше отвезите нас в гостиницу, - попросил Мрачковски, зная об особенностях организма Бзеднка.
Их определили в современном отеле, на пятнадцатом этаже. Все как надо.
Господин Чань Су вежливо попрощался и напомнил, что встреча с господином Ли Туном состоится в номере, в котором расположился Зденек.


Через четверть часа Мрачковский постучал в дверь номера Зденека. Он был свежевыбрит и одет в серые брюки и белую рубаху навыпуск. На ногах сандалии на каучуковой подошве.
-Если все устроится по нашему сценарию, то запуск намечен на послезавтра, - сказал он, садясь в кресло, откупоривая запотевшую бутылку "Кока-колы", - Скажи, старик, тебе не страшно?
Зденек посмотрел на преобразившегося профессора и медленно произнес:
-Вы знаете как древние китайские мудрецы говорили о благородном муже? Он прежде осуществляет задуманное, а потом уже говорит об этом.
-Извини, я не хотел тебя смущать. Но ведь я так волнуюсь. На нас такая миссия!
-Тогда я отвечу по-другому. Благородный муж стыдится, когда его слова расходятся с поступками. Не волнуйся. Я сделаю это. И еще, рыба гнется, когда она свежая. Так что давайте об этом поменьше...
Мрачковский посмотрел на часы, потом взглянул в окно и на дверь:
-Говорят, что китайские мандарины пунктуальнее немецких колбасников... Уже ровно двенадцать.
Раздался стук в дверь.
Мрачковски бросился ее открывать и чуть в спешке не свалился на пол. "Что-то старик не в форме. Волнуется", - подумал Зденек и повернулся лицом к двери.
В комнату вошло двое китайцев - оба маленьких и сухопарых. Они долго кивали головами и уж после затянувшейся и непонятной приветственной церемонии начались рукопожатия.

Через четверть часа китайская делегация удалилась восвояси. Мрачковски сидел прибитый.
-Вот курва пердолена! Эта толстожопая швиня нас обхитрила! Поставил на пятнадцать миллионов долларов! Пся крэв! И что мы будем делать? Где мы возьмет носитель? Это же полная дупа!На чем мы полетим в гости к дядюшке Билли? А если информация просочится, если американская разведка уже в курсе? Тогда что? Третья мировая война? - нес чепуху по-польски профессор.
Зденек улегся на кровать.
-Ладно и до Черномырдина доберемся. Он у нас попляшет летку-еньку, - Мрачковски нервно вышел из комнаты.