Level 10

Черномырдин достал из стола лист голубой бумаги, взял в руку ручку-самописку и задумался. Предстояло важное дело. Письмо Ельцину не каждый горазд написать. Посидев с минуту, он неуверенно вывел:
-Товарищ Ельцин! Прошу Вашей милости. Готов понести... - он задумался и рука сама задергалась, продолжая выводить буквы... - ... любой пост с вашего соблаговоления. С некоторых пор за собой я стал замечать определенный вкус к государственным делам. Мой опыт, чутье и интуиция подсказывают мне, что я горю и сгораю на ниве государственного строительства. Между тем, правительство братской Югославии проводит идеологические интервенции в адрес нашего государства. Так недавно с помощью Вас оно (правительство) глумилось над спецпредставителем вас, то есть меня - угрожали паяльником в зад. Так быть не должно. Я есть спецпредставитель Вас и всего демократического сообщества и валютного фонда, был заложником шайки международных государственных преступников. Требую Гааги." Дальше мысль не шла.
Черномырдин позвонил в сонетку. Через минуту в комнату вошел его секретарь.
-Возьми из этого сделай меморандум. Для всего сообщества.
Секретарь бережно перехватил из большой руки Черномырдина листок.
-Будет сделано.

Секретарь вышел из кабинета и тут же прозвенел звонок.
-Алло! - взорвал трубку голос Ельцина.
-Слушаю вас, Борис Николаевич, - елейным тоном пропел Черномырдин.
-Я только что прилетел в Москву. Все меморандумы сочиняешь, писатель?
Черномырдин похолодел. Значит Ельцин не в маразме. Я-то думал. Что напичкали наркотиками, натравили на меня в бессознанке...
-Поздравляю, Борис Николаевич. Как вам перелет?
-Перелет как перелет. Сшиб несколько ворон над Казахстаном. Как ты?
-Я? Напугали вы меня. Но дело государственное ведь...
-Ты меня не путай. Короче, пойдешь на третий виток? - бодро спросил Ельцин.
-Какой такой виток? - похолодел Черномырдин.
-Дзен-премьером будешь? А то ведь новый примьер не тянет... Кстати, ты его не видел? Мм... Как его зовут, забыл, понимаешь...
- Не видел, Борис Николаевич. Зовут Степашиным. В премьеры пойду,однозначно, только почему дзен? Можно просто премьером? - от сердца Виктора Степановича отлегло.
-Шел бы ты в ЖДПР!
В трубке раздались короткие гудки.
Черномырдин вытер краем майки лоб. "Все юродствует. Моя б воля, Кремль разбомбил! Ненавижу. Уеду в Бразилию. Там у меня хорошо. Гармонь, пельмени. И никакой политики!"
Вошел секретарь и сообщил, что через десять минут начнется ракетный удар по Белграду. Звонил секретарь Соланы. Предупредил.
Виктор Степанович набросил пиждак на могучие плечи и спустился в подвал. Там было безопасно.
"Когда же они разбомбят резиденцию Маркович? Все обещаниями кормят. Застранцы" - вверху что-то шарахнуло, с потолка посыпалась штукатурка.
"Кажется бомбят мою резиденцию..." - волнительно подумал Виктор Степанович и открыл папку, на которой было выведено "Миротворческий проект".
Он открыл страницу с последними донесениями ГРУ.
"Участились случаи отклонения с курса американских ракет средней дальности. Результаты печальны. Пострадал пригород Софии. Зафиксированы разрушения на территории Румынии. По нашим данным это связано с самоволием исламских камикадзе, которые по тем или иным причинам направляют ракеты по своему усмотрению. Не исключено, что могут появится такие пилоты, которые решат бомбить города Армении и России. Просим принять все необходимые меры предосторожности и довести эту информацию до сведения Президента."
В бункер вбежал секретарь. На его лице застыл ужас.
-Виктор Степанович! В ваш кабинет влетела американская ракета. У счастью она не разорвалась.
-Как не разорвалась? Почему не разорвалась? - удивился неподдельно спецпредставитель.
-Не знаю, Виктор Степанович.
Виктор Степанович отложил папку и строго сказал:
-Будьте бдительнее. В ракете затаился враг.

В кабине небольшой ракеты действительно обнаружили пилота. Это был шимпанзе, одетый в форму американского летчика. Как только вскрыли кабину, шимпанзе выскочил в окно. Обезьяна ловко спустилась по трубе во двор и перемахнула через забор. Это произошло так быстро, что никто не смог опомниться.

Черномырдин взял новый лист бумаги и написал.
"Господин Клинтон. Только что на меня совершено покушение со стороны американской ракеты. В виде шимпанзе. Этот факт..." - от напряжения ума Виктор Степанович принялся грызть свою ручку. Писать письмо Клинтону оказалось труднее, чем Ельцину. Перекроют счета в банках - что тогда?
"Да и хрен с ним, с этим обезьяном!" - махнул на все он и стал собираться. Его ждали в Брюсселе.