О непостыдном лишении ощущений

Когда-нибудь задуют пронизывающие холодные ветра. Порыв за порывом.
Сильней и неотвратимей. Когда-нибудь… Когда придет осень…
И сейчас они подступают. Обжигающие, пугающе прохладные…
Но пока еще есть надежда, что будут и другие дни: погожие, светлые.

А тогда…
Тогда — лучшие дни позади. В коротком впереди — только пронзительное прощание…

— Привыкай думать, что смерть для нас — ничто; ведь все: и хорошее, и дурное, заключается в ощущении, а смерть есть лишение ощущений, — сказал Эпикур.

А псалом Давида взывает к милости:
— Дай, Боже, непостыдную смерть.

— Придет момент — умрем и только, — говорят японцы.

У этого народа принято судить о человеке по его концу.
Конец должен быть прекрасным.
Не роптать, не колебаться перед лицом опасности, с улыбкой отказаться от жизни, когда смерть заглядывает в глаза, — учит Буддизм.

15 февраля — день кончины Будды, именно это время считал наилучшим для своего конца монах Санге-хоси (12 век):

… Я хотел умереть бы весной,
В месяц смены одежды
В вечер полной луны,
И лежать, опочив под цветами…

Суфийский поэт второй половины XI-XII века Ходжа Ахмет Яссави после 63 лет и до конца жизни прожил в подземелье.

— Достиг возраста Пророка Мухамеда, для меня этого достаточно, нет необходимости жить сверх срока, отведенного Пророком, — сказал он.

Казахи воспитываются в мысли, что все люди, рано или поздно, должны прийти к просветленной готовности предстать перед Всевышним.
И к концу жизни сознанием должны владеть благочестивые мысли.

— О Аллах, не лишай меня чести… Ни на этом, ни в лучшем из миров, — часто слышала я из уст отца в минуты его обращений к Всевышнему.

Он имел в виду завершение своего пути.

С честью вместе.