Два одиночества

Ярко светит зимнее солнце.
На женщине — шуба.
Старая дедовская шуба из корсака.
На голове серенький платок.
Женщина молода, но наряд старит ее…
Она заходит в дом и скидывает шубу.
Угрюмо, не обращая внимания и не глядя ни на кого…

Это протест.
Против одиночества…
молодости.

В комнате, на полу, прислонясь к стенке и опершись на подушки, полулежит дед.
Он углублен в себя.
Как всегда, он ни на что не претендует.
Но ждет, прикрыв глаза, молча…

Это упрек.
Против одиночества…
Старости…
молчаливый и многозначительный…

Внимание…
Его как милостыню ждет старость
от молодости.

Кто-то сказал, что нет ничего дешевле, но и дороже — нет…
Или это о чем-то другом?

Одиночество молодости совсем не то, что одиночество старости.
Оно — безнадежно одиноко…

И кровь тут не при чем.