9. У костра

- Так значит, это тебе Тугрул головой кивнул? — спросил Кайсар, вытягивая ноги.
- Мне.
- Что же теперь с теми ханами стало?..
- Конец им всем еще вчера пришел, — спокойно пояснил Ажар, подкладывая ветки в костер. — А может, и нет…
- Неужели все это правда? — удивилась Айсулу, вытаращив испуганно свои синие глаза.
- Где мясо? Нет мяса, — заворчал глухой старик, обиженно глядя в пустую чашку.
- Дай ему еще, а то он не уймется, — раздраженно проговорил Кайсар, с неприязнью взирая на старика.
Девушка быстро взяла чашку и ловко налила старику похлебку, не забыв бросить туда три куска мяса.
Ажар наблюдал за действиями девушки, думая о том, что было бы жаль убивать это создание, если окажется, что она подослана ханом.
Айсулу, почувствовав его взгляд, вся съежилась от страха и неприятного ощущения. Она много раз слышала от людей и своего отца, что начальник охраны Катэн-хана — человек себе на уме. Его боялись храбрые воины, не говоря уже о простых смертных. «И если кто из них и есть Каменный Волк, то это, конечно, злобный темник», — думала девушка.
В ее душе стала зарождаться ненависть к этому человеку. А то, что красота и статность Ажара сочетались с его лютым сердцем, то этот факт еще больше возмущал ее и даже вызывал в ней отвращение. Но сейчас ее возмутило то, что она поймала его взгляд: джигит откровенно разглядывал ее ноги и всю ее фигуру.
Айсулу передернуло, но, совладав с собой, она решила успокоиться и дождаться того момента, когда этот «зверь» поймается на своей собственной лжи. Но сам «зверь», похоже, ничуть не волновался. Чего не скажешь про Кайсара. Было видно, что внутренне он весь напрягся, а глаза все время следили за Ажаром и руками Айсулу, особенно когда она разливала еду по чашкам.
- Твоя очередь, — заявил Кайсар девушке, оторвав ее от девичьих волнений.
- Хорошо, — постаралась спокойно ответить она. — Меня зовут Айсулу. Я дочь бывшего сотника Катэн-хана и та самая девушка, которая писала ответное письмо Бату-хану…