39. Прощание

Прощание было коротким. Когда Уран подошел к юрте брата, конь уже был оседлан и через седло перекинута сумка с едой и кумысом. Ксения сделала все, как он ей сказал. В это же время подошел Чагын.
- Почему ты не сказал им, что нет твоей вины?
- Ты старше меня, а ум как у ребенка, — засмеялся Уран и обнял брата. — Неужели ты так и не понял, что все они знают о моей невиновности. Это одно и то же, как если дождь обвинить в засухе, но виноватого надо было найти, и они его нашли, а быть иначе и не могло.
- Люди говорят, что это Кузембай все с ног на голову перевернул.
- Я знаю, — спокойно ответил Уран и подошел к Ксении: — Береги его, Ксения, теперь только ты будешь рядом с ним, мне уже нельзя. Ребенку ничего не говори, отец-изгнанник — это позор. Вот настоящий отец твоего ребенка, — и он показал на Чагына, который стоял с опущенной головой, сокрушаясь о потере брата.
- Прощай, брат, — сказал Уран и снова обнял Чагына. Сев уже на коня, добавил: — Никому не верь, кроме меча своего.
Он пустил коня шагом и, минуя аул, выехал в степь, после чего пропал для них навсегда. Лишь однажды он нарушил приказ старейшин.
Это было, когда Кузембай охотился недалеко от аула со своими товарищами. Они заехали в рощицу карагача, чтобы передохнуть, но в воздухе что-то прогудело, и Кузембай упал со стрелой в груди. Джигиты натянули луки и встали кругом, не зная, откуда ждать неприятеля. Неожиданно на поляну выехал Уран, и вид у него был такой, словно ничего не произошло.
Воины, увидев его, опустили луки и стояли молча, а он подъехал к ним и, увидев Кузембая, сильно удивился.
- А что случилось с уважаемым Кузембаем? Неужели стрелой поперхнулся? Ну надо же такому случиться. — Потом, обведя всех тяжелым взглядом, он остановил его на Кузембае, который, стоя на коленях, все время вскидывал голову вверх, словно пытаясь ухватить глоток воздуха. — Тяжко мне смотреть на мучения друга, — вздохнул Уран и рубанул с седла с резкой оттяжкой, голова Кузембая упала на землю. — Желаю вам удачной охоты, — закончил он и уехал прочь. С тех пор его никто не встречал.
А у Чагына родилась дочь, на мать похожа, только кожа смуглая да тело покрепче. А спустя годы племя уран потеряло самостоятельность и вынуждено было примкнуть к великому Катэн-хану, который набирал мощь, благодаря уму и храбрости. Так что, боги сжалились, и это был не слишком плохой исход для племени, которое потеряло своего вожака.