30. Бесплатная услуга

Катэн-хан в окружении сорока своих телохранителей и еще двадцати человек, среди которых были его родственники и «друзья», ехал не спеша по просеке между двумя длинными полосами кустарника.
У всех, кроме охраны, на длинных сворах шли по три борзых с каждого седла. Сверхподжарые, они шли быстрой рысью, обшаривая взглядом каждую кочку. Они буквально пожирали прозрачный воздух своими ненасытными глазами.
Охоту на зверя люди хана решили поставить, когда минуют кустарник и выедут на открытое место в соседнюю часть степи, где стоят аулы хромого Айдара. Тот знал толк в охоте, поэтому при перекочевке располагал свой аул в местах, богатых зверем.
Но этому кустарнику, похоже, конца и края не было. Посмотришь направо — он идет до горизонта, глянешь налево — то же самое. Благо, просека вела от просторов Катэн-хана до поселения его двоюродного брата. Лишь изредка кустарник разрежался небольшими островками, но и только. Поэтому собак здесь со свор спускать было нельзя, могут увидеть зайца и покалечиться, а то и насмерть убиться.
Хан ехал молча, думая о чем-то своем, что не скажешь о его родственниках, которые не переставали льстиво расхваливать ханского коня и его борзых. Они бы добрались и до орлов, но он оставил их дома, включая и своего любимого беркута Ак-коза.
Беркут необычен был тем, что у него глаза с белизной и белые когти, что выдавало в нем еще и актырнака. Белоглазые и с белыми когтями орлы считались лучшими охотниками, сильнее их был только тот беркут, который родился на леднике. Но Катэн-хану повезло, потому что Кайсар достал для него беркута с двумя отметинами — это белые глаза и белые когти, такое сочетание обычно никогда не встречается. Но, как уже было сказано, орлов Катэн-хан не взял и нахваливать было больше нечего.
Вдруг, в десяти метрах впереди по ходу охотников, справа, в кустарнике, раздался хруст веток, похожий на то, как большой кабан пробивает себе дорогу, ломая на ходу все, что преграждает ему путь.
- Зверь! Зверь! — закричали охотники, хватаясь за саадаки с намерением вытянуть луки как можно быстрее.
Пока они возились с колчанами и луками, справа, перерезая им дорогу, на бешеном галопе вылетел всадник на вороном коне. Он пролетел перед их глазами как молния, лишь на мгновение повернувшись вполоборота и показав им железный оскал своего шлема, уже через секунду с хрустом вломился в левую полосу кустарника, продолжая пробивать себе дорогу и не сбавляя при этом скорости.
Когда шум летящего тарана стал затихать, все вдруг закричали:
- Каменный Волк! Это он! — и с криком бросились в погоню, но их кони, подъехав к сплошной стене острого кустарника, встали на дыбы и дальше не пошли.
Все взирали с удивлением на эту живую стену и не понимали, как он здесь проехал, потому что ни коню, ни человеку не под силу продраться сквозь эту зеленую изгородь. Им было невдомек, что грудь, голова и шея вороного Тиграуда были закованы в легкие доспехи, но, поскольку все пластины были окрашены в черный цвет, издали в глаза это не бросалось.
- Ушел. Ушел, шайтан! — расстраивались охотники, впервые видевшие Каменного Волка. Потом все повернулись в сторону хана в надежде оправдаться.
Его конь застыл на месте. Хан был единственным, кто не хватался за лук и не бросался в погоню. И вдруг охрана заметила, что с ханом творится что-то неладное, это уже заметили «друзья» и родственники. Послышались возгласы:
- Что такое?!
- Катэн-хану плохо!
- Помогите ему!
Но, подъехав к нему, все увидели, что он сгорбился и лег на гриву коня, а из шеи у него торчит стрела вверх наконечником.
Когда его подняли за плечи, то стало ясно, что он уже мертв. Стрела пробила его горло навылет, войдя точно в кадык и, расщепив позвоночник, вышла наружу, поэтому и смерть была мгновенной.
Все молча стояли в растерянности, они не могли понять, как это случилось, потом кто-то сказал:
- Все. Закройте ему глаза.
Через некоторое время до них дошло, что когда Каменный Волк повернулся на мгновение вполоборота, он спустил тетиву, но это произошло так быстро, что никто не заметил ни лука в его руке, ни пущенную стрелу. Так и получается, что когда люди закричали: «Каменный Волк!» — и даже еще не бросились в погоню, хан был уже мертв.
Перед погребением великого хана все его родственники собрались в юрте у хромого Айдара. Это были все те, кто готовил заговор против него. Собрались они, чтобы выяснить, чье золото отработал Каменный Волк. Но все собравшиеся развели руками. Тогда Айдар сделал свой вывод:
- Значит, между ними что-то произошло, что нам неведомо. Но, так или иначе, смерть хана открыла нам дорогу. — Все согласно закивали головами, с чем и разошлись, радуясь такой удаче.
А где-то за юртой храпела кобыла, рожая жеребенка, а у соседей женщина родила сына, который подчинит его, когда тот вырастет.