27. На разливе

- Ну а дальше вы знаете сами. Мы разыграли отравление, и он нам поверил, — закончил Ажар.
- А ты не боялся, что он заметит, как ты меняешь бурдюк?
- Нет. Я ничем не рисковал. Я знал, что он действительно спит. Ему ведь нечего было бояться. Он думал, что мы ничего не подозреваем, ну а если бы он даже и проснулся, я бы его зарубил.
- А если бы он увидел, что ты меняешь бурдюк, и тоже не подал бы виду, а когда мы уснули, он бы его снова заменил?
- Не заменил бы. Потому что когда я узнал, что это Каменный Волк, я вообще больше глаз не сомкнул.
- Так ты уже больше двух суток не спишь?
- Я привык.
- А может, все-таки, ко мне поедешь? Станешь начальником моей охраны, у меня, конечно, она небольшая, но все же работа для тебя привычная.
- Спасибо, Кайсар, но мне в другую сторону. Поброжу по степи, отдохну, может, и к тебе заеду, кто знает…
- Тебе, Ажар, я всегда рад, — заверил его Кайсар, садясь на коня. — А с тобой, красавица, и расставаться жаль, поэтому придется тебя проводить.
- Не надо, я сама доеду, — ответила она, глядя с надеждой на Ажара, но тот и ухом не повел.
Тогда она подошла к нему ближе, чтобы поговорить. Кайсар отъехал к валунам, делая вид, что занят чем-то своим.
- Ажар, я вчера сказала не то, что думала, — робко начала девушка.
- И на том спасибо. Я представляю, если бы ты сказала, что думала.
- Ты не понял меня. Все должно быть иначе. Жизнь дается один раз. Судьбу выбирают боги, а дорогу выбираем мы.
- Ты говоришь, как Катэн-хан, — холодно отрезал он, поправляя свою седельную суму.
- Я опять говорю что-то не то. Я хочу сказать: не держи на меня зла.
- Я не держу на тебя зла. Это все?
- Все, — ответила Айсулу, так и не решившись на большее, хотя она уже вела себя так, как не полагается вести себя молодой девушке, но ей сейчас было все безразлично, только бы он остался с ней.
Айсулу поняла вдруг, что не может жить без этого человека. «Как все глупо получилось», — подумала она. Что-то заныло у нее в груди. Это заволновалось сердце, потому что она знала, что он сейчас сядет на коня и уедет, и с этим она ничего не могла поделать. От этой безнадежности у нее вдруг покатились слезы.
- Что это ты вздумала плакать, не от расставания ли со мной? — жестко резанул ее Ажар, мстя за вчерашние слова, но по неопытности даже не догадываясь о происхождении этих слез.
Айсулу давилась слезами, но глупая гордость не давала ей покоя, и даже сейчас, стоя перед ним и хныкая, как ребенок, она выдавила сквозь слезы:
- Нет, это от счастья, потому что зверь, который спит только с булавой, будет скоро далеко и не опасен.
- Кстати, булава! — вспомнил Ажар и поискал ее глазами, а найдя, поднял из воды, как раз где они стояли, и поставил тут же в седельный чехол. — Когда найдешь себе смазливого молокососа, смотри, не нарожай ему ягнят, а то придут мои волчата и перережут все ваше стадо, — злобно пошутил Ажар, равнодушно глядя куда-то вдаль.
- Дурак! — вспылила она и ударила его по щеке.
У него пошла из губы кровь, но он, не обращая на это внимания, спокойно сел на коня.
- Будь это раньше, я зарубил бы тебя без сожаления, дерзкая девчонка, нынче же я прощаю тебя. — Он приударил коня, и тот застучал копытами по разливу.
К нему присоединился хмурый Кайсар. А эта «дерзкая девчонка», как он ее назвал, сняв свой шлем и бросив его в Ажара, бежала за ним и кричала:
- Зарубил бы?! Как бы не так! У тебя духу не хватит не то что зарубить, но и силой женщину взять! Ненавижу тебя, ненавижу! — Но когда она увидела, что он продолжает удаляться рысью, выбивая фонтаны воды с мелководья, с ней сделалась истерика. — Ажар, вернись! Не оставляй меня! Я убью тебя! Найду и убью! — И совсем уже заплакав, тихо пролепетала: — Я буду послушной. — Она стояла в мелкой воде и вытирала слезы железной наручью, как маленький ребенок рукавом.
Ажар дрогнул и натянул поводья. Он стоял молча, смотря вперед и не оглядываясь на нее. Сейчас он был очень серьезным, но глаза его выдавали, как он истерзан сомнениями, и он не знал, какую дорогу в этой судьбе выбрать. Рядом остановился Кайсар и строго упрекнул его:
- Что же ты ее мучаешь, не будь ты псом, Ажар.
Темник весь вспыхнул и, резко развернув коня, погнал его галопом на девушку.
Конь храпел, дробя камни, сбруя клацала от бега, и брызги разлетались в разные стороны, искрясь на солнце.
Айсулу перестала плакать и посмотрела на Ажара, она не знала: растопчет ли он ее конем или ударит своей булавой.
Подскочив к ней, он резко остановил коня и спрыгнул с седла. Бросив поводья, он подошел к девушке и, крепко обняв, поцеловал ее. Она обвила руками его шею, и ей уже было все равно: убьет он ее или нет, главное — он был рядом.
- Задушит, или же играть мне в асыки с его сыном, — наблюдал за ними Кайсар, не зная, чем все это кончится.
Когда он решил охладиться водой, над рекой раздался пронзительный крик девушки, и эхо повторило его. Кайсар от неожиданности подскочил, и спустя некоторое время из-за островка вышел Ажар, держа в руках панцирь девушки. Кайсар бросился ему навстречу.
- Извел-таки девчонку! Да что она тебе плохого сделала?! — Темник, не слушая его, прошел мимо, но Кайсар не унимался: — Не зря она тебя зверем называла, зверь ты и есть. Она же еще ребенок, ну сказала глупость сгоряча, что же за это жизни лишать?!
- Да что я такого сделал? — недоумевал темник.
- Как что?! Убил! Совсем убил! — кричал Кайсар вне себя от ярости.
- Этим не убивают, и не ребенок она вовсе. Теперь она женщина, моя женщина, — спокойно пояснил ему Ажар, пихая панцирь куда-то под седло.
- Что? — опешил Кайсар. — Как женщина? Где она? Так значит, это…
- Точно, это самое, а вон и она идет.
Кайсар обернулся и увидел девушку, которая действительно шла по кромке берега и разбрызгивала воду босыми ногами. Свои сапоги и шлем она несла в руках. На ней были белая рубаха и кожаные штаны. Рубаха и волосы девушки были мокрыми, она только что купалась.
Когда она подошла ближе и смущенно посмотрела на Кайсара, тот еле вымолвил:
- А я думал, раз кричит… — Он не договорил, потому что она сильно покраснела и опустила глаза.
Кайсар не выдержал и рассмеялся. Айсулу положила голову на грудь Ажара, и тот обнял ее с неуклюжей нежностью.
- Знаешь что, а давай родим девочку, чтобы ее не называли зверенышем, пусть лучше она будет козочкой, как ты, — предложил ей Ажар.
- Как получится, — ответила она, улыбаясь.
Кайсар, глядя на них, ошалел от удивления.
- Я поверить не могу, что вы те же, которые вчера сидели со мной у костра. Видно, правду люди говорят, что любовь — это великая сила. Знаете что, а давайте поедем ко мне, потом отца ее найдем, и будете вы в нашем селении жить и детей наживать. Согласны?
Айсулу вопросительно посмотрела на Ажара, и тот ответил:
- Теперь, когда у меня есть жена, я на все согласен.
- А я там, где ты, — заявила она, не отводя своих счастливых глаз от Ажара.
Сев на коней, они поехали одной дорогой, а еще вчера попали на разлив разными путями. Жизнь для них была прекрасна. Они миновали смерть, обрели дружбу и познали любовь. Так закончилась эта история, которая странно началась.