21. У костра

- Верю. Значит, ты тоже чист, — согласился Кайсар, но уже более дружелюбным голосом. — Только я никак не могу тебя представить бегущим на четвереньках. Странно как-то, прославленный Ажар — и вдруг на четвереньках.
- Жить захочешь — на заднице побежишь, — засмеялся Ажар.
- А я могу представить, — с детской издевкой проговорила девушка, смотря на него лукавыми глазами.
Ажар не преминул тут же ответить на укол:
- Я тоже могу тебя представить — и в одежде, и без нее.
И они оба засмеялись, тогда как девушка сильно смутилась.
- Дураки, — обиженно пролепетала она пухлыми губами.
- А почему ты раньше не уехал? — спросил его Кайсар.
- Думал, получится. Я ведь впервые такие дела выполняю, вот и не наловчился. Эту работу я обычно Берке поручаю, а здесь вот самому пришлось.
- Поначалу всем трудно, — опять уколола девушка.
Все вдруг замолчали и подумали об одном и том же. Девушка побледнела. До Кайсара дошло, что они с Ажаром чисты, а вот девушка?..
Темник весь похолодел, когда понял, что она и есть исполнитель хана, потому что должен быть убийца, и не иначе.
Он долго служил великому и знал все его привычки. Катэн-хан никогда не откладывал наказания. «Неужели эта проклятая жизнь сыграла со мной такую злую шутку?» — подумалось ему, и на душе у темника стало пусто и тоскливо. Он был потрясен и одновременно раздосадован. Девушка стала догадываться, о чем они думают.
- Вы не знаете, вы ведь не знаете, что было в третьем письме и как я здесь оказалась, — дрогнувшим голосом оправдывалась она, пытаясь спасти себя. Ей вдруг очень захотелось домой, к отцу под крыло, туда, где безопасно.
- Да мы и сами можем прочитать, — грубо обрезал ее Кайсар.
- Подожди, пусть сама скажет.
- А что говорить, и так все ясно.
- И все же она имеет на это право, — настаивал Ажар. — Говори.
Айсулу немного успокоилась и стала говорить.