11. У костра

- Смелый шаг, — удивился Кайсар. — Самому Бату-хану отказал.
Пришло время удивиться Ажару:
- Ты так говоришь, словно Бату-хан сам Сульдэ.
- Не Сульдэ, но все же Бату-хан.
- Бату-хан… Чингиз-хан… какая разница, и пусть воевали бы сами раз удаль распирает.
- Странно, что это говорит темник, — недоумевала Айсулу.
- Темник не человек, что ли?
- Я так не сказала.
- Ты не сказала, ты так подумала. Раз темник, по-вашему, то, значит, война и сеча, но это не так. — И он замолчал.
Молчали все, и в этой тишине было слышно, как глухой старик, желая устроиться удобней на ночлег, постоянно ворочается в своем тряпье.
Первая, как всегда, не утерпела Айсулу.
- Ну, с письмом понятно. Но интересно знать, что дальше было там, в гостевой юрте?
Так как Ажар в юрту не заходил, то он повернул голову в сторону Кайсара и вопросительно на него посмотрел.