1. В восьмикрылой юрте

Всю ночь Катэн-хан отдавал приказы, всю эту ночь старик не сомкнул глаз, поэтому так и встретил рассвет, сидя на лисьем ковре в своей восьмикрылой юрте.
- Мне нужно к хозяину, это срочно! — послышался голос снаружи.
Вбежал Берке, правая рука начальника охраны. Он упал вниз лицом, приветствуя великого хана, потом вскочил и, не соблюдая приличия, побежал к хозяину, чем и вызвал недовольство телохранителя, который бросился ему навстречу, коротко замахнувшись булавой. И вся эта спешка кончилась бы плачевно для Берке, но Катэн-хан своим окриком и жестом руки остановил Унгара. Тот подчинился, но прежде чем отступить назад, посмотрел в упор на Берке и строго посоветовал:
- Так больше не делай. Спокойно себя веди.
Берке быстро закивал головой и, подойдя к хану, присел возле него на одно колено. Он медлил, не зная, какие слова подобрать для объяснения. Хан первый обратился к нему:
- В чем дело, Берке, и где Ажар?
- Не гневайся, великий хан, но Ажара нет нигде, и брат твой младший тоже пропал, а посол с татарами говорит, что у них собака ночью по юрте рыскала, там шум поднялся, пока не разобрались, что к чему.
- При чем здесь собака. Где Ажар? — недоумевал Катэн-хан.
- Собака здесь ни при чем, а вот Ажара и Кайсара в селении нет.
- Это точно?
- Я сам все обыскал и нукеров замучил, но их нигде не нашли.
Это сообщение очень озадачило хана, и он стал нервно массировать лоб. В юрту заглянул один из нукеров и сказал, что гости проснулись и сейчас прибудут. Немного спустя вошел монгольский посол Тугрул, а с ним десять татар его сопровождения.