Внутренняя Монголия


Дарру, в подарок.

Ну да, говорят, что в Монголии делают самогон из конского навоза, но мы его там не пили. Мы пили виски, блэк лейбл, как, впрочем, и везде в Азии. Но в Монголии я остался один. Мне нужно было раствориться, спрятаться, исчезнуть -  что там еще?

Впрочем, в Улан-Баторе человеку с моей внешностью - ярко выраженному брюнету-европеоиду,  с броскими чертами лица, как у южан, или даже латиносов,  по настоящему затеряться было бы сложно. Оставалось надеяться, что мои «партнеры» и «заказчики», а самое главное - мои «кураторы»,  на время просто  про меня забудут и не будут уж очень дотошно меня искать - тем более в Монголии. Я бы хотел рассматривать это как небольшой отпуск...

Сойдя  с поезда, я сдал в привокзальный ломбард свой лэптоп -  за 500 долларов,  за столько же удалось загнать новую японскую видеокамеру,  и я начал здесь жить. Условия жизни в микрорайонах Улан-Батора были сносные.

Когда летом, на несколько дней,  отключали горячую воду - я мылся с глубокой   сковороды, поскольку в единственной хозяйской чугунной кастрюле был сваренный мной суп.

И вот я стал донашивать здесь  костюм Хьюго Босс и донашивать пиджак Ямомото, рубашки, по рукавам  закапанные неотстирываемыми стеариновыми  пятнами  и испорченные плохим утюгом. Каждый день я надевал один из двух костюмов и не имел никакой другой одежды.

Чемодан с тремя моими   костюмами и новеньким пальто я потерял в дороге ( точнее - у меня его украли в поезде),  так что здесь я  стал носить в город все время один и тот же хьюго босс, а пиджак от ямомото, как я сказал,  пришлось донашивать дома.

В квартире у себя я ходил как принц датский, и летом, повторяю,  мылся со сковороды.

Нужно было что-то предпринимать, чтобы пережить здесь, как минимум лето, а возможно  и осень...

С необходимой девушкой, которая могла бы меня ввести в сферы, обслуживающие местный курултай,  меня познакомили  в зале консерватории, перед началом концерта. Многие улан-баторские чиновники и бизнесмены были в смокингах, а монгольский дирижер  был в самом настоящем фраке, с развевающимися сзади фалдами, я очень давно (или же никогда),   не видел фрака,  и это произвело на меня не менее сильное впечатление, чем раздавшаяся через несколько минут монгольская симфоническая музыка, смутно напомнившая мне какие-то половецкие пляски одного  из русских композиторов - на большее моих знаний не хватило...

Девушка мне понравилась, она была вполне предсказуемо круглолицей с красивыми миндалевидными глазами, и я подумал, что еще три-четыре года назад я бы непременно переспал с ней в течение недели (двух-трех дней, на самом деле), а сейчас я философски решил, что вот ведь, не обязательно спать со всеми людьми, которые тебе интересны - оказывается,  существуют и другие способы познания окружающих, ну, и так далее..,  - очень странно это обнаружить на подходе к сорока годам.

И еще - я не очень люблю у девушек  маленькую грудь...

На следующий день я уже сидел у нее в офисе, а еще через два дня мы обсуждали с одним очень высокопоставленным монгольским руководителем уникальный конкурс детского рисунка, работы победителей которого будут размещены на городской наружной рекламе - руководитель был очень воодушевлен.

Вспомнив, сколько раз я уже проворачивал  этот трюк, с детским рисунком,   в различных городах Восточной Европы и  Азии,   я не то чтобы застыдился, но несколько загрустил, но, с другой стороны,   осознав,  что я уже неделю питаюсь самолично мной приготовленным куриным супом, который никак не кончается,  -  я с еще большим жаром стал развивать идею детского рисунка, и возможно -  уже в национальном масштабе...

Конкурс детского рисунка для украшения города, или - лучшего изображения детской рукой,  бутылки минеральной воды, пачки масла, или упаковки кефира - срабатывал безотказно.

Вообще говоря, существовали и другие способы заработать в незнакомом  городе - например, нужно было внимательно приглядеться к мусору - и посчитать количество тех или других сигаретных пачек.  Если на пачку одного наименования приходились, на протяжении одной улицы,  три-четыре других, и это повторялось еще на паре улиц  - можно было смело разыскивать фабрику, где эта пачка, оказавшаяся в меньшинстве,  изготавливалась.

Для начала им нужно было предложить сменить их рекламное агентство, представившись  международным  сетевым консультантом.

Люди всегда мечтают сменить свое рекламное агентство, где бы дело не происходило - в Литве, или в Монголии, и им только нужно это разрешить.

Далее предлагается программа выхода из кризиса, и у вас, как правило, есть три месяца практически безбедной жизни - потом, есть еще три месяца, в течение которых вы объясняете, почему все же продажи не растут, а потом,  правда,  уже нужно уезжать и иногда уезжать быстро - поэтому я не очень люблю этот способ заработка, на мой взгляд - конкурс детского рисунка куда безобиднее (и безопаснее).

Кроме всего прочего - первоначальные затраты.

На сигаретную операцию всегда   нужно было потратить  чуть больше времени и денег, чем у меня обычно оказывалось в абсолютно незнакомом городе -  необходимо было арендовать машину, на которой ты приезжал на фабрику,  и гостиничные апартаменты, в которых ты позже принимал их директора по маркетингу, и  как минимум - один вечер в самом дорогом местном ресторане,  и так далее, не говоря уже о том, что приходилось надевать поддельные часы...

Существовали и более экзотичные способы заработка, например, там, где выдавать себя за гуру сетевой рекламы было уже сложновато  - там я обычно устраивал  перформанс с розами - конечно,  это больше работало в европейской части континента (хотя, в последнее время, там как раз уже не работало)...

Перформанс заключался в том, что ты с завязанными за спиной руками,  в белой рубашке,-  на сцене ночного клуба,- стоя на коленях зубами брал рассыпанные по полу розы, - откусывал у них головки, - а из черенков выкладывал буквы I l o v e u ...

- перформанс был несколько мазохистский, поскольку на лице обычно оставались порезы от шипов, но обычно за вечер удавалось заработать не меньше 300 евро, или, как говорят в Германии - ойро...

В  Улан-Баторе же  я работал уникальную и беспрецедентную акцию детского рисунка,  в масштабах города, обещавшую войти в книгу рекордов Гиннеса...