18. Кадан

А в это время в ханском селении происходили странные события. На следующий день после прибытия Кадана с охоты в ханской юрте поселилось беспокойство. Странно вел себя ханский сын, настораживая своим поведением всех домочадцев. Сначала он долго молчал и только изредка отвечал на вопросы, но вскоре притих окончательно и более ни на что не реагировал. Но однажды он вышел из юрты, повернулся лицом к солнцу, закрыл свое лицо ладонями и стал что-то бормотать. Вокруг собрались люди и сокрушенно качали головами - это был знак скорби. Ак-марал была безутешна, а Каюр-хан вне себя от горя впрочем как и мать Кадана. Его лечили разными заклинаниями и степными травами, но все это не помогло ханскому сыну. И вот как-то вечером он взял собачий ошейник и пришил к нему маленькие бубенцы, затем выдолбил из дерева круглую погремушку и приладил к ней ручку. В эту погремушку он положил три асыка, выкрашенные в красный цвет, и все это он делал с блаженной улыбкой на своем лице. Ошейник с бубенцами он одел себе на шею, а погремушку положил под одеяло, на которое сам и улегся, скрестив руки на груди. Когда его спросили, зачем он это сделал, он ответил:
- Завтра он должен разбудить дракона, который живет на дне некой реки, - сказав это, он вскоре заснул. А поутру все обнаружили, что ханский сын пропал, прихватив с собой погремушку и ошейник с бубенцами. Долго люди искали Кадана, но так и не нашли. И тогда Бурундай не выдержал, пришел к хану и все ему рассказал. Помрачнел хан от услышанного, но собравшись духом, пошел на совет старейшин.