17. Хворь

Не очень-то был весел охотник после того праздника, где его всенародно прогнали. По юрте ходил он угрюмый и ничего не хотел делать, а если что и пытался, то все у него падало из рук. Ослаб человек духом. И вот как-то утром, после тяжелой ночи, Тугай вдруг застонал, от чего и проснулся. Хотел он что-то сказать своему беркуту, но лишь глухо прохрипел. Каратал на месте вздрогнул и посмотрел на хозяина. После того как их взгляды встретились, беркут понял, что с человеком случилось что-то страшное. Он не знал чем помочь и потому лишь крыльями захлопал беспокойно.
Истину говорят старики, что меньше братья, в отличие от нас, смерть чувствуют верно. Тугай попытался встать, но его тело оказалось слишком тяжелым и он упал обратно на волчье покрывало:
- Заболел я. Видно конец пришел, — грустно сказал охотник, глядя на беркута. Сильный жар съедал его изнутри, а грудь разрывало ножами. Рядом с ним не было сейчас его заботливой матери и всезнающего отца. И лежа беспомощно в своей юрте Тугай заплакал. Ему не было стыдно, ведь его слез сейчас никто не видел. Он плакал тихо, без надрыва. Никому в этом мире не хочется умирать молодым. Охотник еще раз посмотрел на беркута и принял твердое решение отпустить его на волю, пока это еще возможно. Думал он об этом недолго, потому что смерть уже гуляла рядом, скользя по юрте своим непримиримым холодом.
С большим трудом он дополз до орлиного седбища и дрожащей рукой Тугай сдернул с орла наголовный колпак, затем отвязал ремень от шеста и все это охотник проделал так неумело, словно впервые.
- Прощай кормилец. Ты свободен отныне. А теперь оставь меня, в этом мире мне уже никто не поможет, — сказал Тугай и отдав последние силы он снова впал в забытие. О чем подумал беркут никто не знает и не узнает, но резко крыльями взмахнув, он вылетел из юрты вон. Долго или нет пролежал Тугай в беспамятстве, это неведомо, но когда охотник очнулся, то заря уже начала свой подъем и солнечный луч, войдя через открытую дверь, прислонился к ковру, на котором висел кривой меч в зеленых ножнах. И вдруг что-то привычно хлопнуло снаружи за кошмой и большая тень заслонила открытый шанырак. Тугай с трудом поднял голову и посмотрел вверх. Он не поверил своим глазам и сердце его сильней забилось. Там, наверху, сидел его беркут и сжимал в когтях зайца. Орел разжал свои железные когти и заяц упал рядом с больным охотником.
Десять лун подряд беркут тянул из черного колодца своего старшего брата. Принося ему разные коренья и множество зайцев, орел делал все для того, чтобы Тугай жил. А охотнику выбирать не приходилось, он грыз и глотал все коренья, которые добывал Каратал, понимая, что в них есть чудо, которое поможет прогнать злую болезнь. Вместо воды ему приходилось пить заячью кровь и живая кровь дала ему жизнь. Спустя десять лун Тугай встал, расправил плечи и вздохнул полной грудью. Смерть ушла, ее время еще не настало.
Каратал раскрыл свои большие крылья и хищный крик радости черного орла полетел над свободной степью.
- Видно судьба моя решилась в тот день, когда я нашел тебя на скале, — сказал Тугай и обнял друга.