Вы не будете счастливы

На самом деле, я человек, который ищет любящих девочек — влюбленных девочек, — это болезнь.
Видимо, все остальное остается второстепенным — конечно я искал счастья и искал стабильности, и даже испытывал страдание — был даже в каких-то ситуациях в жизни, из которых трудно было выбраться — но в течение уже длительного времени я живу для того, чтобы влюбляться на короткое время — и на длительное время влюблять в себя этих девочек, на самом деле только для этого.
Я не из тех, кто выживает в бою, и кто становится ефрейтором — я из тех, что погибают первыми, потому что абсолютно бесполезны.
Но в то же время я очень хорошо знаю необходимость мою для женщин — особенно для некоторых из них, и особенную необходимость для ищущих.
А ищущими становятся все женщины, если им открыть на это глаза.
Как только я отхожу от этого — все остальное становится пресным.
Как только я перестаю, прекращаю свои игры с девочками — сознательно, или под воздействием обстоятельств, — я на самом деле теряю смысл жизни, поскольку смысл всегда в процессе, а не в результате — так было всегда, сколько я себя помню. И самое интересное, что как только что-то мне начинает всерьез мешать в этом — я скучнею, тускнею, начинаю впадать в апатию — и потом непременно это сметаю со своего пути.
При таком подходе невозможно всерьез выстроить свою жизнь — невозможно скажем, накопить на что- то деньги, или обустроить свой дом — то, что деньги при этом мне платят и я даже могу большую их часть тратить на своих детей (хотя, как вы можете догадаться, так было не всегда) — связано только с тем, что я научился нехитрой хитрости и изворотливости в жизни, и еще, наверное, тем, что я здесь достаточно необычен, людей одаренных такими способностями как у меня здесь не очень много …
Я много чем занят обычно, но как только возникает реальная ситуация в моей жизни, и в моей работе, которая грозит стать для меня более серьезной, чем мои переживания, связанные с той или иной влюбленностью — я начинаю внутренне накапливать энергию для того, чтобы все смести.
Порой это происходит исподволь — еще до того, как я понимаю, что это должно произойти — раздражение ситуацией начинает накапливаться во мне. И я понимаю, что очередная работа, которая пытается сделать меня серьезным человеком — очередное дело, которое захватило меня целиком, вот уже в течение трех месяцев, неизбежно разлетится в пух и прах.
И знаете что самое интересное? Когда у меня как-то не было романа в течение тех же трех месяцев — ну, или почти не было, я понял, что не только жизнь теряет свой вкус и цвет, но и все, что я пытаюсь записывать о ней, тоже теряет свой вкус и цвет и становится скучным.
Со мной происходило много довольно занимательных историй — благодаря девочкам, и несколько раз я даже сильно обжигался — так сильно, что не мог оправиться иногда даже в течение нескольких лет, от потрясений, которые испытывал, но, разумеется, даже после — и вследствие этого, я был не в состоянии отказаться от этих игр, даже тогда, когда они страшно заканчивались.