Я иду по ковру, Ты идешь, пока врешь…

Во сне я изобрел стереоскопический экран, который выдвигается под углом из обычного экрана «сотки» — и я на нем смотрел какой-то ролик, и показывал девочкам, в университете, которые за мной ухаживали, в университет я приехал наблюдать за обедом, что входило в мои обязанности…
Не так давно я сделал открытие — признание всегда есть акт физический.
То есть оно сопряжено с неким физическим действием, и на самом деле выражается просто. И этого достаточно, это приносит счастье…
Я не хотел ехать на машине, и не знал, чего хотел. В результате я пошел по улице, без особенного желания идти в этот клуб — идти было довольно далеко, зато по прямой.
Я подумал, что если что, я дойду, минут за 30, до клуба, а потом просто возьму такси и уеду домой.
Ветер со снегом дул в меня внутрь, поскольку у меня полетел замок на куртке и я застегнул ее только на «липучки», мои толстые зимние кроссовки начали намокать по краям, но я уже дошел практически до места.
Ребята не приехали — и по телефону смущенно и нагло оправдывались, — почему. Я все-таки решил зайти, хотя времени было всего 11 часов, и до начала собственно вечера, с приезжей английской командой, как минимум было еще 2.
И, в общем, эти два часа действительно оказались не очень веселыми.
Я пил пиво и только одна девочка на короткое время меня заинтересовала, когда села недалеко от меня, я подумал, что, может быть, угостить ее пивом, но поленился разговаривать.
Было скучновато, я встретил знакомых, но не стал с ними сидеть — благо зал был большой.
Танцевать я начал все-таки до начала официальной программы и перед тем, как появился модный диджей, уже немножко разогрелся.
К моменту начала мне уже было хорошо — хотя я и выпил за все время только одну бутылку пива. Я попал в ритм, а музыка оказалась действительно хорошо подобрана.
Коротко говоря, я танцевал до 5 утра, без остановки, подходя к бару только за минеральной водой без газа. Мне стало весело.
Зал был молодой. Поскольку я танцевал не останавливаясь, то компании вокруг меня менялись и через две-три композиции уходили выпить. Несколько девушек, сменяя друг друга, начинали танцевать со мной.
Двух забрали их молодые люди. Одна девушка не хотела уходить, и ее довольно грубо ее молодой человек оттащил за плечо.
Я совсем развеселился.
Я стал двигаться по залу наподобие небольшого локомотива, и танцевать в разных кругах.
Впрочем, если круг был мне не рад, я быстро переходил к другому.
В результате, часам к четырем, я танцевал с тремя- четырьмя кругами, музыка становилась все лучше, и нам всем все очень нравилось.
Одна девочка вновь настойчиво стала танцевать со мной и хорошо двигалась, потом, в какой-то момент, она наклонилась ко мне и спросила: — Where are you from?
Я подумал — чего это она по-английски говорит?
Потом понял, что это именно та девочка, которая сидела передо мной. Я стал искать визитку, но у меня ее с собой не оказалось.
Она еще раз наклонилась ко мне и, смеясь, оттерла пот у меня со щеки.
В этот момент я совершенно точно ощутил, что такое признание. Собственно, этого человеку достаточно.
Через минуту ее увел молодой человек из ее компании. И ее группа уже не возвращалась на танцпол.
Я испытал легкое сожаление, но это было уже не важно.
Эти ребята были на 12-15 лет младше меня.