Две истории

Еще вот две вещи — кажется далекие друг от друга, но в реале являющиеся проявлением общего закона, или не знаю…
Первая связана с языком. Связано это еще с водкой, и с танцами ночью, на такой полу частной, что ли, вечеринке, на которой водка была неожиданно хорошей. Водка была платинум — это категория.
В силу водки, видимо, и большого предварительного воздержания, язык у этой девочки заострился настолько, что она поцарапала мне им горло, забив его крепко, несколько раз в глотку, и потом рассекла языком, все остревшим по краям, мне уголки рта — очень странное ощущение и, кажется, крови не было, хотя она продолжала меня рассекать и щеки начали заворачиваться уже, по линии разрезов…
Когда я ее не целовал — она вырывалась и хотела уйти, как только начинал целовать — резала меня все заполнявшим языком, это было что-то шедшее из ее глубины.
Это история про язык.
Вторая история связана с сестрой, или как здесь говорят с сестренкой, моей знакомой — я подавал ей пальто, и она выгнула спину — вот собственно и все. Это была очень грациозная молодая спина, и я не смел ее коснуться.
Может быть я и посмею когда-нибудь ее коснуться, во всяком случае мне этого очень захотелось, а может быть и нет, но смысл ни в этом — смысл в удовольствии лицезрения этой молодой спины, в шерстяном свитере, в течение нескольких мгновений, и в том, что это запомнилось, как картинка, очень ясно и, я думаю, надолго.
Вот история о спине.