Письмо Сереже Маслову


Мертвый проект 2

«Я только что проснулся. Дождь пидорасит уже седьмой день.
Эта Проксима Центавра уже достала. Хочется вернуться домой,
полежать в сене, понюхать запахи.»
Сергей Маслов.
Роман «Звездные кочевники»

И, в общем, я понимаю — ну если не понимаю, то могу представить, что хочется вернуться домой, полежать в сене, понюхать запахи…
Как там, вообще?
Можно ли себе что-то подобрать более менее, подходящее — или там тоже все по предоплате — и если да, то чем там платят?
Сережа, я прошу прощения, прежде чем вообще:
— У меня еще будет отдельная просьба, если можно — ну, в общем, если посылочка дойдет — там еще два письма для передачи, нужно будет сообщить — за ними приедут.
Ну, я не знаю, как там это делается — может в аэропорту заберут — если есть, конечно, аэропорт…
В общем, Сережа, если дойдет — пожалуйста, передайте…
Собственно из тех, кто летал с вами на звездолете все слава Б-гу еще здесь, хотя, как вы понимаете это временно.
И все, в общем, оправдывают данные вами характеристики — даже смешно, правда, насколько люди вообще мало меняются -
Я так полагаю, там все иначе? Хотя с чего бы было иначе, пока личность окончательно не присоединится к Великой Энергии, — на то она и личность, чтобы сохраняться.
Про свои мотивы не буду — это всегда не особенно интересно, а книжки здесь как то все труднее выбирать — новый Павич не явился и, проводя время за сравнительным анализом Софокла с Шекспиром понимаешь, что Ирина Петровна права, и молдавское по-прежнему лучше грузинского с французским, хотя, понятное дело, кислее.
Пить, правда, стали меньше — и реже. Может быть это я так, в силу большего смещения в сторону антидемократических ценностей — и никого не вижу, но мне кажется, что и остальные также.
Как — то все, собаки, мало пьют.
Насчет же девочек, Сережа, вы меня поймете — с девочками по-прежнему хорошо.
Собственно чуть ли не главная тема, почему здесь стоит задерживаться, — ну вы помните. А там видимо с девочками не —
Хотя, я не знаю, было что-то такое про восточные сады, и про гурий — может быть ощущения в какой-то мере сохраняются.
И на этой, к примеру, Центавре, тоже как-то можно с женщинами — хотя, судя по вашему роману, это не самые — ну, в общем, понятно, — не совсем человеческие ощущения…
Здесь же мне кажется все также как всегда.
На поверхности, возможно, что-то меняется — вот и минет все активнее стучится в двери казахстанского общественного сознания — так что записки мудрого аксакала не зря были написаны.
Потом были ведь еще отдельные разговоры о суккубах — а суккубы они по обе стороны суккубы — и здесь и там, что уж тут…
О чем еще? — все- таки несколько новых книжек появилось — но язык устает выговаривать их имена прежде, чем слова успевают долететь до земли — земля же опять влажная, и комьями, и если ее берешь в руки то на ладошках остается грязь, а на брюках потом — пыль.
В том, что говорят по этому поводу люди в длинных черных одеяниях есть, очевидно, правда — но в том, что рот забьют глиной есть смысл, по-прежнему, только по эту сторону.
На Альфа-Центавре, или как ее там, просто нет никакой глины, я полагаю.
Про картинки ваши — и про тексты, — тут есть как раз кому этим заниматься — и, в общем, хорошо, что все вместе собралось.
Есть предположение, что автору легче, временами, сюда наведываться, когда все вместе собрано — хотя, кто же его знает?
О душе подумать тут не очень есть когда — но все же, несколько вопросов:
— Возможно ли вам теперь беспрепятственное путешествие везде, от Новой Зеландии до женских бань, или это художественное преувеличение?
Если суккубы действительно женского рода, то для каких-то же целей это все — таки там нужно?
И опять же, если суккубы нужны — то, что происходит с желанием — то есть что встает в ментальной хрустальной сфере?
Что-то же должно вставать?
Собственно, заканчиваю, поскольку про остальное спрашивать не интересно — а если это послание дойдет, то будет интересен любой знак -
С Проксима Центавры. Или с Альфы — или…

 

До встречи