опилки


(поэтический сборник)

*
зимовать

я ласкал чью-то хрупкую шею
а потом танцевал твист
друг блевал на ковер
мокрый ковер
я пил русскую водку
казахстанский коньяк
жрал свекольный салат курятину торт
потом всё и всех послал на хуй
даже бутылку коньяка которую с удовольствием выпил
даже друга
и поехал в паб.
в пабе я проебал все оставшиеся деньги
и окончательно испохабил своё и без того мрачное настроение.
я пил Б-52
потом пил французский абсент
горящий Б-52 + изумрудный абсент.
я смотрел на проспект закованный в лёд и мне казалось
что когда я выйду на улицу меня наконец-то переедет чьё-то авто.
официант подошёл и спросил почему у меня текут слезы
(невоспитанный идиот!)
я допил свой изумруд и сел за барную стойку
это спасает от лишних вопросов и 10% обслуживания.
заказал ещё абсента
поганый официант скрылся за барной стойкой
и стучал администраторше про моё неадекватное состояние и слезы.
спустя сколько-то часов
когда я превратился в зверя, выпил весь абсент
и когда пришли ужасные галлюцинации
меня обнаружил ночной патруль ментов
я вмёрз в перекресток
и конвульсивно дёргался
на перекрестке из асфальта снега и льда
грубые тупые менты сказали мне
что у окружающих я вызываю серьезные опасения…

вот кретины!

Б-52
русская водка
коньяк «казахстанский»
французский абсент
я сам у себя вызывал серьезные опасения!

(зима 2003)

*
улыбаться

дорогу осилит идущий
подругу ублажит ебущий
а кто мне поможет в минуту душевных сомнений
и когда я совершенно один?

*
курить

табак и кабак — простая рифма
табак и кабак — простой способ для самолечения.
да, и еще коньяк с крепким кофе…

(незаконченное)

в кармане пресловутая пачка сигарет
(значит всё не так и плохо на сегодняшний день?
всё не так ужасно?)
спустя ночь
(а если в табачном эквиваленте, то — спустя две пачки)
я кое-что понял

сигареты — вы живы!
сигареты — вы спасение и терапия
вы радость для солдат и для поэтов
для заключенных и для тюремщиков
для панков и для рэпперов
для потребителей и для их потребляющих.

сигареты вы тоже живы!
вам тоже свойственно страдать
и ошибаться!
вас тоже грызут ненавидят ласкают
из вас тоже вытягивают душу
вам тоже поют дифирамбы
вам тоже поклоняются
вас тоже топчут
(возможно существуют святые сигареты)

сигареты! огонь — ваша Страсть
пепел — ваша сожженная Плоть
пепельница — ваш морг, гробница и крематорий
дым — ваша отлетающая в нечто лучшее Душа.

*
бухать

ночная забегаловка
я войду в тебя на два часа
ты моя кокотка
я буду немногословно-нежен…

ты обжигаешь моё горло
но я пью тебя до дна
ты моя подружка
мы с тобой вдвоем пока не наступило утро.

*
завидовать

я завидую продавцу мороженного
я завидую шахиду
я завидую бармену
он наливал мне абсент
изумрудная сказка — за 50-грамм — 10 баксов
я отдал тебе все свои деньги, заложил часы и серебряное кольцо
слышишь бармен я завидую тебе!
я завидую тому кем я был 2 года назад
я завидую путешественникам
я завидую тем кто живет в странах с мягким умеренным климатом
тем кто живёт в зимних северных землях с охуительным ветром
и жестокими морозами — я тоже завидую
я завидую циркачам
я завидую патрису ле конту
я завидую кайли миноуг
я завидую девочке которая мокра от летнего дождя
и которая грелась под моим окном
я завидую своему любимому человечку
у этого человечка есть потрясающее качество
(которым я не обладаю)
- способность безболезненно переносить наши разлуки.

*
приходить

я приду в твой вечерний офис
ты нальешь мне турецкий кофис
поцелуешь меня страстно в губис
а потом подаришь долгий минетис.

*
играть

прошлогоднее лето
Чолпон-Ата
кыргыз из смуглой кожи августа
уступил мне за полтинник
маленькую дудочку по имени Чоор

темновато-алая глина
специфический растительный запах
и тоскливое утробное звучание
точно плачет разбуженный ребенок
а иногда как птичка звонко щебечет

потом была Алма-Ата
была осень, но уже ударили заморозки
и я случайно повстречал свою Суперкыз
она увидела меня
и как мне показалось была рада этой неожиданной встрече.

мы стояли в капюшонах как монахи
под нами был скользко-тусклый лёд
над нами было пасмурное небо
впереди смутное будущее

она стояла улыбалась и слушала
как на овальной глиняной дудочке
я играл спонтанный блюз на Чоор.

*
говорить

книжка рождалась вдохновенно быстро
но книжку сразу невзлюбили
и книжка залегла в подполье
книжка отдыхала на покоцанной тахте
бухала водку и кушала консервы
а в это время искали книжку интенсивно
и даже установили плату за содействие
тому кто пожелает выдать книжку
объявили книжку в розыск
ведь даже на 12 пророков найдется хотя б один Иуда
библейская логика + следственная практика = результат
менты поймали книжку ночью
заломили книжке руки
испуганную книжку в бронированную спецмашину усадили
там от побоев книжка чуть не умерла
кромсали ей страницы
били по обложке
на части рвали рифмы
прикладами ломали строчки
автоматным шомполом кололи буквы
ведь что написано пером
то можно переубедить резиновой дубинкой
а книжка не орала
книжка не молила о пощаде
книжка утробно материлась
горделиво плевала кровью в следаков
и караул с засученными рукавами…

допрос продолжалось мучительно-мучительно-долго
но однажды может ветер
может друг-соратник ворвался в клетку
трепетно поднял белые словно снег страницы
обагренные кое-где красным
и понёс сквозь решетки штыки засовы
в голодный ждущий город.

*
ночевать

вырубите фары!
разбейте фонари!
мне режет глазки…

*
бубнить

план брал в плен мозги
ран боль не даст уснуть
дай мне хотя бы шанс
остаться
быть живым
и выстоять
быть
жить
дышать
любить
хотя бы шанс…

а в ушах
лишь
вой собак
и скрежет ветра.

*
стыдиться

анархисту Евгению

на вопрос -
what solution?
ты отвечал -
revolution
когда спрашивали -
what you want?
ты орал -
REVOLUTION!

мы шли и смеялись
орали речевки
анархисты автономы панки хиппи
и гости российской столицы
REVOLUTION
REVOLUTION
REVOLUTION

REVOLUTION
она делает мир чище лучше
REVOLUTION
которая мечтает спасти ваши подлые души
REVOLUTION
за которую людей карали тем что превращали в туши
в кровавые туши

рядом были испуганные равнодушные горожане
и бойцы внутренних войск
да и еще — переодетые агенты фэ-эс-бэ
с портативными видеокамерами
REVOLUTION…

помнишь Джон?
панку нечего терять кроме своих танцев

мы делали черные флаги, клеили листовки и не смотрели TV
мы пульсировали в безразмерной фашистской Москве и совершенно не смотрели TV!
а когда смотрели — то испытывали ужас и отвращение
помнишь Евгений героиню новостей?
это была маленькая таджикская девочка, помнишь?
ей нанесли 11 ножевых ран
перед смертью она кричала и плакала
а бритоголовые патриоты били били били
ей было 8 лет
а ножевых ран больше больше больше…

помнишь как мы вместе
ломали февральский лёд и собственный страх когда шли на демонстрации
помнишь как на станциях метро мы клеили листовки -
против американской оккупации Ирака
против геноцида в Чечне
мы клеили эти кровоточащие куски нашей гражданской позиции
а потом скрывались в подъезжающих вагонах
помнишь нашу дрожь и нашу радость?
(REVOLUTION…)

Джонни ты сильный добрый человек
наверное я слабей
потому что я перестал верить
в акции протеста в митинги
но я помню как мы сидели под московской многоэтажкой
развешивали флаги для молодых и красивых анархистов
говорили о будущем, о горах, о песнях и ловили одну волну

но сегодня вечером
я лежал на диване
смотрел вечерние новости (как пошло / как стыдно)
я видел как менты крутили твои бледные руки
бедные руки свободного человека
сегодня ты герой новостей
я видел твою боль и твоё безумие
твою святость твой бунт твою революцию…

на твоих запястьях татуировки и ментовские наручники
на моих — кожаный браслет и корейские кварцевые часы (как пошло)…
тебя держат три мента
но ты упираешься
ты рвешься к чему-то
ради кого-то
и на твоих губах чье-то имя, слово…
но к тебе подбегает мудак в камуфляже
оскал, рация и дубинка
он будет втаптывать тебя в асфальт
и это останется за кадром
(того требует политкорректность, этика, единая россия и нсдап)…
а зализанная сука комментаторша сообщит об анархистах
которые пытались сорвать разрешенный властями нацистский митинг…

евгений — ты крут
ты свят
а я лежу на мягком диване и смотрю TV
евгений прости
мне стыдно.

*
помнить

она
стоит
на
краешке
дождя
и
держит
черный
зонтик.

*
летать

музыка — грандиозная израненная птица
она бьется и пульсирует во мне словно обожженный солдат.

*
умирать

умирать
лучше всего летом
к примеру в июле
впрочем можно и весной
допустим в мае.

«мы не допустим!» — кто-то кричит
или презрительно плюется.

ближе к рассвету
когда на равнодушно-мрачном горизонте
огромным алым цветком распускается СОЛНЦЕ.