Сердце


Один дрянной поэт посмел влюбиться
В ангелочка сошедшего с небес.
И сейчас только она ему снится
Во снах полных пустых надежд…


 — Очень красивая картина.
 — Это моя последняя…
 — Почему?.. Хм. А этот закат бордового цвета, он, кажется, темнеет на глазах. Как ты добился этого превосходного оттенка?
 — Это моя кровь. Моя…
 — Ты ранен? Вены на месте?
 — На месте.
 — А откуда тогда… Что у тебя с грудью? Кровь?! Ты еще жив? У тебя грудь разорвана на части…
 — Там нет сердца… Я его вырвал. Вернее мне его…
 — Она? Я знаю, не отвечай, это она. И что же? Все также бессердечна?
 — Я ей не нужен, я устал. Устал. Я не могу ее забыть. Эта любовь стала смертельной сетью для меня же. Она меня поймала удочкой, зацепила за сердце… я не знаю, не знаю,.. а потом вытащила на берег, чтобы я медленно умирал. Я вижу ее везде, ее волосы, глаза и губы. Ах, эти губы, эти проклятые губы, сам дьявол создал их. Они впиваются желаньем в памяти сердца , а прикоснувшись к ним кричат : «Нет! Не тронь!» А глаза … они ласкают… А ее родинка…
 — Может, хватит пить?! А то эта, из клуба мохнатых родинок, совсем тебя с ума сведет…
 — Я прыгнул в бездну. Теперь мне все равно. Все равно. Я к ней пришел вчера, дверь была открыта, я зашел. Она была не одна, с кем-то, он громко смеялся. Я не выдержал, меня всего трясло, я кинул розу на пол и ушел.
 — Дурак! Пошел бы, надрал ему задницу и скинул бы с окна..
 — Утром я был под ее окном. Окно было открыто. Я вырвал сердце и кинул в окно…
 — На держи, сука! Надо было гранату, а чеку бы на шею повесил.
 — Все! Хватит! Хватит! Хватит!
 — Ты умираешь, у тебя грубы дрожат. Тише! Не двигайся!
 — Я умер, как только увидел ее. Я подписал себе смертный приговор тогда… Смотри, это слеза, а я уже думал, что я ее больше не увижу. Все выплакал. Слеза моя! Слеза моя! Слезонька! Прощай! Прощай! Прощай! Я знаю, ты превратишься в острый кинжал и будешь карать ее обидчиков за меня. А я… я… Зачем я? Я не нужен! Поцелуй меня в лоб — я уже покойник… Ладно, слезонька?

Грязный угол квартиры. Урна. В урне куча разорванных писем, а на вершине, словно бог — сердце, бордовое сердце, которое последними силами вцепилась в бумагу своею кровью, образовав там что-то целое, единое, большое и доброе, все это его и все в бордовой, еще свежей крови, которая не хотела засыхать и все трепетало сладостным волнением. И все это… его любовь.


Автор Комментарий
Мирон ДальнянскиЙ (не проверено)
Аватар пользователя Мирон ДальнянскиЙ.

Здравствуйте, Юрий! Читаю Вашу книгу "Нация мечтателей". Нравится. Когда прочту, напишу окончательноевпечатление.

 
ке (не проверено)
Аватар пользователя ке.

я люблю вас, Юрий Ирк. своей прозой вы сводите меня с ума разрывая мозг на части. спасибо