Выставка-продажа картин Федора Потехина


3 июль, 2009 - 12:00
по 17 июль, 2009 - 18:00

Обращение к любителям и знатокам живописи, к коллекционерам и директорам музеев, к министрам культуры РК и РФ.

Семья южно-казахстанского художника, члена Союза Художников СССР Федора Потехина (1928-1996) cообщает о продаже части нашей семейной коллекции. 20 работ Федора Потехина и одна работа его супруги - Евдокии Кузьминичны Потехиной. В семье Федора Потехина все художники - и его супруга, его дети и внуки. Теперь это уже целая художественная казахстанская династия. 
«Продать сразу столько уникальных и неповторимых работ, в том числе такую картину, как  «Мавзолей ходжи Ахмеда Яссави» 1952г, нас заставляет необходимость.

«Продать сразу столько уникальных и неповторимых работ, в том числе такую картину, как «Мавзолей ходжи Ахмеда Яссави» 1952г, нас заставляет необходимость. У нас нет никакой другой валюты, кроме картин. Мы уже заложили квартиру, чтобы отправить внука художника, Никиту Потехина (21 год) в Петербург на срочную операцию (большая арахноидальная киста гипофиза, выражаясь более доступным языком - опухоль мозга). Но этих денег хватит только на первое время.

13 лет наши интересы полностью совпадали с интересами нашей родины. Но без поддержки государства, сохранить коллекцию, сохранить мастерскую, поддерживать картины в хорошем состоянии, заниматься пропагандой творчества художника, мы уже не в состоянии. А сейчас, в условиях мирового кризиса, в условиях нашего личного семейного форс-мажора и цейтнота, у нас нет другого выхода, кроме как, начать продавать картины. Все выставленные работы продаются без прав печати.

Кроме срочной операции, у нас ещё есть и другие важные заботы, такие, которые вообще непонятны большинству людей.

Сейчас, пока ещё живы те, кто помнит Федора Потехина, мы должны собрать всю информацию, чтобы хотя бы со временем можно было написать книгу. Следует также издать наиболее полный каталог картин, пока это ещё технически возможно сделать.

К последней ретроспективной выставке художника в Казахстане, мы издали подарочным тиражом 4 набора открыток - «Исторические памятники Южного Казахстана в живописи Федора Потехина», «Сузак глазами художника», «Пейзажи Южного Казахстана» и «Цвет жизни». Виртуальная галерея Федора Потехина проработала около двух лет и сейчас находится на реконструкции, которая в данный момент отложена по понятным соображениям.

Полной реконструкции требует и персональная мастерская художника, где, пока ещё чудом, живы картины. Мы заменили крышу и старые батареи. Теперь необходимо срочно подключить центральное отопление и воду, и на это тоже нужны средства. Но кому все это интересно? «Это ваше наследство, вот вы с ним и возитесь» - скажут люди и будут правы. Но слишком уж много у нас проблем для обычной семьи с самыми средними доходами.

Федор Потехин был ещё жив, когда появились слухи о том, что ему дадут какое-то звание. Он тогда просто духом воспрял. Эти слухи ходят до сих пор. Но у нас в руках нет никаких доказательств того, что труд всей жизни художника заметили люди представляющие государство. «Чем меньше государство обращает внимание на людей, которые сделали все, чтобы прославить свою страну, тем меньше оно заслуживает этой славы», сказал кто-то из великих, а другой гений сказал об этом ещё короче - «нет пророка в отечестве своем».

Усыпальница (Таджикистан), 1968г.
50х70см, картон масло

По словам Анжелики Уразбековой, заведующей секцией выставок и экспозиций Государственного музея изобразительных искусств имени Кастеева, в фондах музея нет ни одной картины Федора Сергеевича. Роза Жусупова, уже бывший директор музея сказала, что музей с удовольствием купил бы несколько работ, но средств нет. В президентском центре культуры в Астане тоже нет ни одной картины. Мы уже написали свои предложения и вопросы в блог министра культуры республики Казахстан (можно дать в приложении), но письмо ушло на рассмотрение и пока никакого ответа не видно.

Если казахстанские музеи и коллекционеры не заинтересуются нашими картинами, то возможно это сделают их зарубежные коллеги. В такой ситуации, мы очень надеемся, что министерство культуры РК, учитывая все вышеизложенные факторы, не станет препятствовать вывозу за границу части нашей коллекции.

Мы считаем, что наш долг перед отцом и нашими согражданами выполнен и совесть наша чиста. За последние 13 лет мы провели 7 выставок (2 в Алматы и 5 в Шымкенте). На последней шымкентской выставке «Средняя Азия Федора Потехина», которая прошла в фойе драмтеатра, мы показали шымкентцам в 2006 году около 50 работ. В 2007 году большую ретроспективную выставку «Цвет жизни» (85 картин) мы провели в культурной столице Казахстана, в Государственном музее изобразительных искусств имени Кастеева. Далее было бы логично показать картины в других культурных столицах, но без поддержки казахстанских патриотов и нашего государства, делать выставки за рубежом просто немыслимо

Сейчас мы спасаем жизнь Никиты, которая висит на волоске. Ни один врач не может точно сказать, сколько денег и сколько времени потребуется, чтобы вернуть нашему ребенку здоровье.

С уважением,
семья художника -
супруга Евдокия Кузьминична, сын Роман Федорович, дочь Ольга Федоровна и внуки.

P.S. Пользуясь случаем, благодарим всех спонсоров и меценатов за участие в организации выставок.

РАБОТЫ ЗАЯВЛЕННЫЕ НА АУКЦИОНЕ


Автопортрет, 1987г 50х70, картон масло
Натюрморт с вазами, 1967г
55х70см, холст масло


Клайпеда, 1966г 54х69см, холст масло
Сузакский пейзаж (ЮКО), 1970г 30х47см, холст масло


Старый Сузак, 1967г 112х190см, холст масло
Вечер в Бухаре (Узбекистан), 1967г 50х70см, картон масло


Бабочки, 1970г 100х100см, холст масло
Флоксы на столе, 1982г 48х60см, холст масло


Цементный завод (Шымкент ЮКО), 1968г 50х70 см, картон масло
Казахстанский пейзаж, 1970г 50х70см, картон масло


Древняя крепость (Бухара Узбекистан), 1967г 50х70 см, картон масло

Золотой шар, 1957г 50х50см, холст масло

 

ЦВЕТ ЖИЗНИ И ВЕТРЫ ВРЕМЕНИ

Биография Федора Потехина

В Древней Греции говорили, назовите ребенка Федором (что в переводе означает «Дар Бога») и можете за него не волноваться - он всего добьется в жизни сам. Федор Потехин, один из самых известных казахстанских художников родился 6 февраля 1928 года в маленькой российской деревушке Богородск под Оренбургом. Боги одарили ребенка многими талантами, из которых главным, как выяснилось позже, было невероятное чувство цвета.

Родом из деревни

За привычку косить траву в красной атласной рубахе, Сергей Наумович Потехин, отец Федора, представитель беднейших слоев населения, получил от деревенских ироничное прозвище «Богачок». А многодетная семья Потехиных на самом деле бедствовала - один тулуп на нескольких детей носили по очереди. Изучая биографию Федора Потехина можно сделать неожиданный вывод - даже самые страшные катаклизмы в масштабах такой огромной страны, как СССР оказались для его художественной карьеры стечением благоприятных обстоятельств.

Именно благодаря сталинским репрессиям в российскую глубинку занесло питерского интеллигента, который первым заметил способного мальчишку. К сожалению, мы не знаем имени этого человек, знаем только то, что он был учителем и добровольным воспитателем деревенского ребенка, в котором увидел замечательные задатки будущего художника и эрудита. Федор обладал феноменальной памятью, чем впоследствии поражал окружающих и особенно будущую супругу, которой наизусть читал поэмы Лермонтова, Пушкина, а творчество самого любимого и близкого ему поэта Сергея Есенина знал целиком. Федор Сергеевич очень гордился выходцами из деревни, а Есенина и Шукшина он считал самыми родственными душами.

Чтение стало его второй страстью, после живописи. Благодаря этой любви ещё в деревне он получил самое что ни на есть фундаментальное образование, от корки до корки прочитав полные собрания сочинений великих классиков. Детская жизнь его делилась на летние и зимние сезоны - скучноватая и холодная зима скрашивалась книгами, а лето было веселым временем с купанием коней, рыбалкой и прочими детскими удовольствиями. Самым прекрасным воспоминанием осталось «ночное» - костер, друзья, пофыркивающие в темноте лошади. Во время войны у Федора даже был свой собственный конь, почтальону полагалось транспортное средство. Страшная это была в те годы работа - похоронки развозить. Довелось и землю пахать на тощих быках. Как-то приехала в деревню комиссия, проверять, почему план не выполняется. Федор Сергеевич с восхищением вспоминал, как отбрил этих солидных дяденек его 13-летний друг. Повесив свою кепку на выпирающую из быка кость, и показывая на это зрелище рукой, он спросил - А, на чем пахать-то? Ответить было нечего и комиссия уныло разбрелась.

Покоряя Ташкент

Советская власть держала под контролем миграционные процессы. Паспорта на руки никому не давали, предотвращая таким образом утечку крестьянских рук в город,.

Чтобы не стать деревенским заложником навсегда, в 15 лет Федор уезжает в Туркестан. Это был единственный город, куда он мог тогда поехать - там жила старшая сестра. В Туркестане он получил свою первую пролетарскую профессию шахтера. Но человек, рожденный стать художником, не мог смириться с подземным трудом. И поработав некоторое время на Ачисайском руднике, в 19 лет он уезжает в Ташкент. В художественное училище имени Бенькова поступил с легкостью. В те годы, и это вторая большая удача для Федора, в ташкентском училище преподавали замечательные педагоги и причиной тому стала Вторая Мировая война, ведь лучшие кадры столичных учебных заведений были эвакуированы в Среднюю Азию.

В 1947 году на первый курс пришел молодой человек среднего роста в кожанке, с лицом киногероя. Девушки сходили из-за него с ума и разве что не стрелялись. Черные кудри, пронзительный взгляд, правильные черты лица - он был похож скорее на испанца или француза. Кстати, всю жизнь мечтал побывать именно в Испании, но так ни разу и не выехал за пределы СССР.

На первых курсах училища, традиционное студенческое веселье его не интересовало, он наконец-то нашел любимое дело и был одержим учебой, перенимая лучшие традиции Репина, Крамского, Серова. Педагоги в нем души не чаяли. Не часто попадаются идеальные студенты, а этот был именно такой - талантливый трудоголик, нашедший свое призвание. Максималистом он был всегда и раз выбрал профессию, то непременно должен был стать лучшим, несмотря на вечное полуголодное состояние, в котором впрочем, в первые послевоенные годы пребывала вся страна. ( эскиз к курсовой работе «Кипчак» 1948г)

Чтобы заработать на пропитание рисовал вывески для магазинов, расписывал новогодние маски из папье-маше. На старших курсах «одаренные деньгами» (как он сам выражался в свойственной ему язвительной манере) студенты заказывали Потехину дипломные и курсовые работы. Вообщем, всегда работал только по профилю и даже на сборе хлопка, куда ежегодно вывозили ташкентских студентов, не расставался со своим этюдником, откровенно увиливая от сельхозработ.

Мавзолей номер один

В 1947 году в училище пришел несколько диковатый деревенский паренек, а спустя пять лет из этих стен с красным дипломом в руках вышел уверенный в себе мастер. Одна из самых ранних сохранившихся в семейной коллекции работ - «Мавзолей ходжи Ахмеда Яссави». Эта работа была написана с натуры в год окончания училища. Именно так и выглядел этот памятник в 1952 году. В этой картине написанной в академической манере чувствуется и дух древности и величие святыни. И ещё можно добавить, что это самое первое живописное изображение Мавзолея в истории Казахстана. Потом будут сотни картин на эту тему, но даже большие полотна других художников не выдерживают сравнения с этой маленькой по размеру картиной. ( «Мавзолей ходжи Ахмеда Яссави» 1952 г)

После училища поступить в ташкентский театрально-художественный институт имени Островского никакой трудности не представляло, но уже через год учебы Потехин разочаруется в этом вузе и его педагогах. За первые два года проведенные в ТТХИ он не узнал ничего нового и решил бросить это занятие, тем более, что обзавелся семьей и надо было зарабатывать по-взрослому. История взаимоотношений этих двух очень интересных и талантливых людей достойна целой книги. Ещё в училище Федя бегал в соседнюю аудиторию смотреть, как она пишет. Дуся была старше его на четыре года. Но это его не пугало, как не испугало его то, что к тому моменту она была матерью-одиночкой, а это по тем временам было очень предосудительно. Как показало время, он сделал правильный выбор. Вдове художника, Евдокие Кузьминичне сейчас 84 года и пребывает она в относительном для таких лет здравии, вот только не пишет уже свои замечательные портреты. Всю жизнь она оберегала его, защищала, создавала условия, отстаивала его интересы...

Бросив институт, Потехин идет преподавать в родное художественное училище. К этому времени относится его виртуозный Автопортрет углем 1956 года. Он смог передать не только внешнее сходство, в этом портрете чувствуется его внутренний темперамент и энергия, которая просто рвется наружу. Он влюблен и любим. Беден, но молод и чертовски счастлив. А сколько замечательных натюрмортов было написано, чтобы порадовать её, ту любимую и единственную, которая по достоинству могла оценить его подарки. Любовь и цветы, которые он ей дарил не засохли и не облетели, они остались на его полотнах... навсегда...( «Золотой шар» 1957 и «Натюрморт с виноградом» 1959г)

Зигзаги судьбы

В 1958 году Потехин и ещё несколько художников получают приглашение в Ленинабад (ныне Худжанд, Таджикистан) для выполнения огромного госзаказа, настенной росписи величиной 9 на 12 метров в фойе только, что отстроенного драмтеатра. Всегда легкий на подъем и жадный до новых впечатлений, он едет с удовольствием. Он не только работает над фреской, он ездит на этюды и именно здесь впервые проявляет свои лидерские и организаторские качества. За два года пребывания в Ленинабаде, он заразил местных художников своей неутомимой жаждой творчества. Вслед за ним все потянулись на пленэр и закипела творческая жизнь. Он организовал несколько выставок в самом Ленинабаде, а потом большую выставку местных художников вывез в Москву, в результате чего в Ленинабаде появился художественный фонд, так как сразу 8 художников были приняты в Союз художников СССР, в том числе и он сам. ( «Восточный базар»1960г)

Когда работа над фреской была завершена, Потехин вернулся к семье в Ташкент, где его ждал сюрприз, который надолго вышиб художника из колеи. В ташкентском художественном фонде ему сообщили, что он исключен из Союза Художников, как предатель корпоративных интересов! Абсурд! Он создал художественный фонд, наладил его работу, поднял творческий дух художников на новую высоту и вдруг... Ленинабадские коллеги по цеху настолько привыкли к тому, что у них есть замечательный лидер, что восприняли его отъезд, как измену общему делу. Он умел защищать чужие интересы, но только не свои. Разбирательства короткими не бывают, но в итоге справедливость победила. Потехина восстановили в Союзе. Однако остался горький осадок и ощущение запятнанной репутации. А в отношении своей репутации Федор Сергеевич был крайне щепетилен. На тот момент в соседнем Шымкенте открылись художественные мастерские. Там уже работали художники, которых Потехин хорошо знал, и всей семье было решено уехать в Шымкент, забыть эту неприятную историю и начать все заново.

Уполномочен Москвой

В 1962 году Потехин переехал в Южный Казахстан и снова взялся за «старое» - этюды, выставки, работа над заказами и снова этюды. К этому времени относится его Автопортрет в кепке - таким он приехал обживать новые места. Уже в следующем году в Шымкенте проходит его первая большая персональная выставка. В книге отзывов удивительное разнообразие мнений. Поучения работников птицефабрики и учащихся ПТУ чередуются с восторгами коллег и искусствоведов. На следующий год художник собственными руками строит себе мастерскую, прекрасно понимая, что милостей от государства можно ждать ещё очень долго. И как последний романтик он выстроил свою мастерскую по образу французской мансарды. Совсем забыл, что стеклянный потолок в пыльном Шымкенте, как минимум непрактичен. Позже он дважды перестраивал свою мастерскую. Потехин работал в ней 40 лет и даже спустя 12 лет после его ухода, аура высокого творчества до сих пор там витает. ( «Автопортрет в чалме» 1965г)

В семье Федора Потехина, где художниками были и папа, и мама и дети, существовала стройная система ценностей. На первом месте в этой шкале стояло творчество, которое приветствовалось в любом его проявлении. Творчество было священно. 60-е годы можно назвать самыми счастливыми в жизни художника. И в семье, и в работе, и в творчестве все складывалось замечательно. В Южном Казахстане по части изобразительного искусства Потехин был самой авторитетной личностью, благодаря непревзойденному мастерству и невероятной принципиальности. Он был Уполномоченным Союза Художников СССР, человеком, контролирующим качество живописи. Кроме этого он был председателем художественного совета и председателем ревизионной комиссии. Просто поразительно как ему хватало энергии ещё и на творчество. А ведь именно 60-е годы стали самыми плодотворными. Картины «Старый Сузак», «Беседа», «Чабаны» сейчас можно назвать культовыми. Об истории создания последней хочется сказать хотя бы несколько слов.

Она была написана в 1969 году. Невероятно суровая зима выкосила миллионы овец, погибли все дикие животные и птицы на территории нескольких республик. Это была и экономическая и экологическая катастрофа, о которой до сих пор мало, что известно. Когда до города дошли слухи, что в Сузаке, спасая отары гибнут чабаны, Потехин взял этюдник и вместе со спасателями, на тракторе поехал в самый эпицентр разыгравшейся стихии. Журналистов туда бы не пустили, но он был художник, и оставил нам великий живописный репортаж с места событий, гениально запечатлевший самый настоящий подвиг, который всячески замалчивали советские власти. («Чабаны» 1969г)

Так же как в Таджикистане, он приучил всех шымкентских художников ездить на этюды. И так же как в Ленинабаде уровень шымкентского художественного фонда под его руководством начал расти и уже не только Алматы, но и Москву поражали работы художников из маленького провинциального городка. Как руководитель, Потехин всячески продвигал тех, в ком видел талант, а те, кого он считал случайными в искусстве людьми, не могли рассчитывать на его рекомендацию. Купить мнение Потехина было невозможно, кому-то это нравилось, кому-то нет.

Разумеется, были недовольные из числа дилетантов, которые стремились попасть в вожделенный Союз и таким образом приравнять себя к мастерам, получить их привилегии и высокие зарплаты. Один из таких и «накатал телегу» в КГБ на Потехина и других ведущих художников шымкентского фонда. В чем уж их там обвиняли одному богу известно, но в результате этой передряги все восемь человек покинули Казахстан. Феоктистов и Евсеев вернулись в Россию, Каркоц уехал на Украину. Потехин никуда не хотел уезжать. Бояться ему было нечего - он очень хорошо делал свою работу. Возможно, даже слишком хорошо. Но тут подвернулся обмен на Ялту, о чем давно мечтала его супруга, у которой были проблемы со здоровьем, и Потехин вместе с семьей переезжает в Крым.

Последствия ностальгии

Чтоб понять, как жилось Потехиным в Ялте, достаточно сказать, что среднемесячный заработок Федора Потехина в Ялте за первый год составил 30 рублей...Своих художников в Ялте было с избытком, а тут приехал член Союза, которого надо было обеспечить заказами. Новичка поначалу приняли в штыки. На душе у художника было муторно и беспокойно, ведь в чымкентской мастерской остались сотни работ. Не писалось и не творилось в таком состоянии. О его ностальгии лучше всяких слов, говорит тот факт, что время, проведенное в Ялте, оказалось самым неплодотвортным. Дивная природа Крыма его не вдохновляла, потому, что душа осталась в Южном Казахстане. Дети подросли, учиться в Ялте было негде, и все дружно возвращаются в родную Среднюю Азию. Семья раскололась пополам - Евдокия Кузьминична с дочерью едут в Ташкент, а Федор Сергеевич с сыном в Шымкент, в свою мастерскую, где он потом не только работал, но и жил много лет.

По возвращении происходит что-то удивительное. Мы смотрим на работы этого периода и не верим глазам, тот ли это художник?! Сколько солнца, сколько света вдруг появилось на его полотнах. Потехин был немногословным в жизни, зато картины могут рассказать о его душевном состоянии все. Куда подевались коричневые и черные краски, куда исчезли пасмурные настроения столь характерные для его прошлых работ? Он, наконец, вернулся домой и увидел любимые края свежим взглядом. Какая радость в этом возвращении и каждая новая работа даже не говорит, а поет об этом. Для новых сюжетов и настроений он изобретает новые живописные техники («Синий бык» 1977, «Бабочки» 1977, «Автопортрет» 1978г)

За несколько десятков лет проведенных в Южном Казахстане, Федор Сергеевич со своим этюдником и холщовым зонтом исходил его вдоль и поперек. Он любил путешествовать. И, наверное, не осталось ни одного пейзажа в Южном Казахстане, который бы он не написал. В его работах можно увидеть Аксуджабаглинские горы, горы Кара-Тау, исторические памятники Сайрама, Арыстан Баб, пейзажи Машата, Сузака... всего не перечислить. Он одинаково любил и степь и горы, весной и осенью.

В 1986 году он написал картину «Красный самолет». Это не просто большое, это великое эпическое полотно, в новой, только ему одному присущей живописной манере. Как будто откуда-то сверху, одним взглядом, он охватил весь Южный Казахстан. Потехин никогда не говорил высоких слов. Чтобы выразить свой восторг, ему не нужны были слова, у него были краски. «Красный самолет» это признание в любви, прекрасный собирательный образ той земли, которой он молча восхищался. К этой работе он шел всю жизнь. Но если уж говорить о любви, то, перебрав все работы Федора Сергеевича становится понятно, что в Южном Казахстане было одно особенное для него место. И до отъезда в Ялту и после возвращения, источником неизменного вдохновения, каким-то магнитом была для него Баба Ата, один из удивительных и малоизвестных памятников XIX века, который расположен в сузакском районе ЮКО. Ничто другое он не писал так часто и с таким удовольствием!

Мысленно выстроив все творческие работы художника в хронологическом порядке, от самых ранних к более поздним, становится ясно, что технических проблем для него никогда не существовало. Из множества техник он просто выбирал ту, которая, по его мнению, наиболее подходила для передачи его художественного замысла. Всю свою жизнь Потехин посвятил живописи, не отвлекаясь больше ни на что, он шлифовал свой талант, открывал его новые грани, экспериментировал. Наверное, поэтому он такой разный, этот Потехин. Среди картин Федора Сергеевича можно увидеть так называемые посвящения его любимым художникам - к примеру знаменитые «Гуси». Это знак его восхищения Ван Гогом. Эту работу смело можно поставить рядом с работами самого Ван Гога и она не проигрывает им ни в чем. Сотни ценителей живописи хотели бы купить «Гусей», однако именно такие работы, как «Гуси», «Красный самолет», «Старый Сузак», «Аэропорт в Бетпак Дале», «Последний колодец», «Утро в Кара Тау» и ещё несколько десятков тех картин, которые сам художник считал лучшими, его семья всеми силами старается сохранить. Наследники Потехина прекрасно понимают, что распродать все картины, это значит лишить казахстанцев права гордиться своим земляком.

Новое слово

Как-то, ещё при Союзе к Потехину в мастерскую пришел канадский художник. Он побывал на ташкентской выставке, где его потрясли работы из Жемчужной серии, и специально приехал познакомиться с мастером, увидеть другие его работы.

- Вот Вы путешествуете по свету, а извините за нескромный вопрос, как Вы заработали столько денег? - спросил Федор Сергеевич гостя

- Я сделал этикетку для пива, - ответил канадец

- Интересно, а как живут в Канаде художники моего уровня?

- Художники Вашего уровня летают на собственных самолетах - ответил гость

Жемчужная серия - это название появилось с легкой руки супруги художника, так оно и закрепилось. Действительно, эти светлые картины переливаются как перламутр. Это серия работ написанных в 80-е годы. Именно эти картины сам Федор Сергеевич любил и ценил больше других. Более того, он гордился ими, как своим достижением. Эти работы невозможно сфотографировать на черно-белую пленку, потому, что в них нет контраста темного и светлого. Потехин достигает объема за счет сочетания и противоборства теплых и холодных тонов. Вот оно - его принципиально новое и главное слово в живописи, которое, увы, пока неизвестно миру, ведь эти картины, как впрочем и другие работы Потехина, никогда не покидали страны под названием СССР.

Политику Федор Сергеевич не любил, считал её самым грязным делом. Вечно подтрунивал над вождями. От души веселился, когда решал проблему, как же вписать пятую звездочку генсеку на грудь, когда она ну совсем уже не помещается! Сталина, Ленина, Брежнева Федор Сергеевич называл кормильцами. Именно такие заказы давали ему возможность содержать семью и заниматься творчеством. Единственная картина в которой можно усмотреть социальный смысл ( хотя эта работа скорее философская, а философия никогда не была ему чужда) это «Ветры времени», созданная в 1989 году. На глазах рушился Союз, который действительно долгие годы казался нерушимым. В этой работе Потехин передал растерянность и ужас перед неизвестностью. Новое время разметало старые идеалы, в которые верили миллионы маленьких тружеников. ( «Ветры времени» 1989г)

Последние годы жизни художника пришлись на самые трудные годы для всего столь любимого и столько раз воспетого им, Южного Казахстана. Без света, без газа, без тепла, люди старались просто выжить. Это было время, когда рубили деревья и готовили еду на кострах и само слово «живопись» совершенно не вписывалось в эту жуткую реальность настоящего хаоса. Тяжко было смотреть, как скатывается в каменный век его богатейший и прекрасный край.

Трудно представить, что должен был чувствовать великий маэстро, перед которым не только в переносном, но и в прямом смысле слова художники преклоняли колени, когда не мог продать ни одной своей работы, когда ничем не мог помочь своей семье ...

Он хорошо держался и никогда ни на что не жаловался, хотя уже несколько лет был серьезно болен. Врачи предложили операцию, но предупредили, что шансов выжить меньше одного процента. И все же Федор Сергеевич согласился, потому, что для него было легче умереть, чем стать обузой тем, кого он любил.

* * *

Он не был заслуженным, не был народным. Глубоко презирал карьеризм, коньюнктуру и саморекламу, смеялся и говорил, что Микеланджело тоже не был заслуженным художником Италии, однако это не делает его менее великим.

«Если ты профи, если ты лучший в своем деле, тогда ты незаменим и уже абсолютно неважно умеешь ли ты что-либо ещё. Людей помнят по их делам» - так говорил, так и жил. Он лучше всех знал, что именно он сделал в жизни, поэтому был уверен - придет время и все расставит по своим местам. Его время пришло. Он не дожил всего 12 лет...

c 3.07.2009 12:00 по 17.07.2009 18:00

фойе шымкентского телеканала "Отырар "

По всем вопросам покупки картин из первых рук, обращаться по телефонам:
8 701 612 71 55
8 7252 210694
ISQ 229664741
olga [dot] potekhina13 [dot] 11 [at] gmail [dot] com

Для тех, кто захочет помочь семье художника существует  расчетный счет Марины Анатольевны Потехиной (матери Никиты)